Суд огласил заранее принятое решение

Как мы и предполагали, 22 февраля суд апелляционной инстанции огласил заранее принятое решение начальствующих субьектов. Яркие, доказательные выступления на заседании профессионального защитника и двух авторитетных общественных защитников еще раз подтвердили всю никчемность и надуманность обвинений прокуратуры. Но балом правил не Закон!

Я далеко не идеалист и, как, впрочем, многие другие люди, прекрасно понимаю, что за этим решением стоят интересы ряда влиятельных должностных лиц, «честь» их мундиров, стабильность сегодняшнего положения, перспективы дальнейшего карьерного роста. Это типичные причины крайней сложности законного разрешения заказных дел. Но, все-таки, положительные примеры есть и они придают уверенности в борьбе за торжество Закона и справедливости. В этой борьбе я всегда ощущал реальную поддержку многих неравнодушных людей, которым я еще раз выражаю свою глубокую признательность. Надеюсь, что и в дальнейших своих шагах я буду опираться на столь же мощную общественную поддержку, а моим оружием, по-прежнему, будут оставаться Закон и широкая общественная огласка.

Ваш Иван Головных

Отмена оправдательного приговора в отношении Ивана Головных: вопрос решен, но не провозглашен

Завтра 22 февраля в 10.00 состоится апелляционное заседание по представлению прокуратуры Свердловского района г. Иркутска об отмене провозглашенного 8 июля 2016 г. оправдательного приговора Свердловского районного суда в отношении меня. Я и моя защита в течение уже почти 8 месяцев ждем данного решения. Ждем и готовимся к нему. Мою защиту осуществляют как профессиональный адвокат, так и два общественных защитника: от Общественной палаты Иркутской области и профсоюзной организации ИРНИТУ.

Я глубоко признателен всем, кто меня поддерживает, в том числе видным ученым, ректорам вузов, общественным и политическим деятелям, почётным гражданам Иркутска и нашей области, подписавшим открытое письмо в мою поддержку, журналистам, объективно вещающим на всех этапах рассмотрения моего уголовного дела. После оправдательного приговора, в котором никто и не сомневался, у многих людей возродилась надежда на справедливое правосудие и законность. Я никогда не преследовал цель реализации личных амбиций или наказания виновных в этом процессе. Единственный побудительный мотив моих действий – сохранить свое честное имя и репутацию. Но, видимо не всем, меня понять… Для кого-то честь и совесть – это пустой звук, потому что у них есть должность, власть и сила, стоящие для них несоизмеримо больше…

Завтра состоятся прения сторон, в ходе которых мы постараемся активно и доходчиво разбить и так слабую и неубедительную позиции обвинителей. После этого суд в составе трех профессиональных судей удалится в совещательную комнату и, как сказано в Законе, именно там должен принять апелляционное решение – оставить приговор в силе или отменить его, направив дело на новое судебное разбирательство.

Парадокс заключается в том, что, несмотря на все это исход известен – решение об отмене приговора уже принято и остаётся лишь выполнить малоприятные формальности, именуемые состязательным процессом, и огласить принятое в иных высоких кабинетах решение. Независимость суда на проверку оказывается декларацией, а судебный процесс – пьесой с уже написанным сценарием. Я предполагаю, какое давление могли испытать судьи, рассматривающие мое дело, но в конечном итоге они лишь исполнители чужой воли, что для меня очевидно по многим критериям оценки происходящих событий. Несмотря на существующий неофициальный запрет на отмену приговоров судов в апелляционной инстанции Иркутской области, завтра для меня будет сделано исключение. Кому выгодны бесконечные судебные споры? Можно ли честному человеку отстоять законным способом свою невиновность? Работает ли система правосудия или она превратилась в придаток органов следствия и прокуратуры, покрывающая любые злоупотребления и беззакония? Ответы на эти вопросы, которые секретом для меня не являются, будут даны в ближайшее время. В любом случае, я выражаю всем своим единомышленникам глубокую признательность и благодарность. Благодаря вам я долгое время боролся и не сдавался. Что будет дальше? Время покажет!

С уважением, Иван Головных

Кому нужна волокита в деле Ивана Головных?

Уважаемые читатели сайта!

«Вернется ли в дело Ивана Головных волокита»? Так озаглавил свою статью журналист Владислав Никифоров, присутствовавший на заседании иркутского областного суда 27 декабря 2016 года, на котором было объявлено об отложении апелляционного разбирательства по делу Ивана Головных на 17 января 2017 года.

До сегодняшнего дня слово «волокита» в полной мере характеризовало этап предварительного следствия в отношении заслуженного, авторитетного человека, почетного гражданина Иркутской области, председателя Общественной палаты области в 2007-2013 годы, ректора ИрГТУ в 2000-2013 годы, выведшего университет в число ведущих вузов России, лидеров в науке и образовании. Следствие прекрасно знало и осознавало незаконность возбуждения уголовного дела. Действительно, об отсутствии нарушения закона в строительстве жилья свидетельствовали заключения проводившихся проверок Росимуществом, ФРС, районной и городской прокуратурой. Мало того, в 2009 году по результатам проверки, проведенной органами МВД по Иркутской области, принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по данным фактам. Оно до сих пор не отменено. Соответственно возбуждение уголовного дела через несколько лет по тем же самым обстоятельствам было противозаконным. Аналогичная ситуация имела место и по поводу излишне выплаченной премии. Ошибку главного бухгалтера, признанную ранее судом в отношении нее, следствие, не моргнув глазом, квалифицировало как превышение должностных полномочий И. Головных.

Вполне очевидно, что заказной характер предъявленного И. Головных обвинения, не предполагал объективного расследования. Следствие, используя хорошо известные на Руси бюрократические традиции, просто «шило» дело, имитируя своей «кипучей деятельностью» процесс расследования. Всё было поставлено на широкую ногу. Затраты бюджетных средств на «расследование» не лимитировались. Для проведения необходимой работы была сформирована следственная группа, в плотном контакте с которой работали оперативные сотрудники органов МВД. На их счету изъятия огромного количества документов в ИрГТУ и других организациях, многочисленные обыски, допросы сотен свидетелей, дорогостоящие экспертизы. Долгое время следствие «кошмарило» университет. Апогеем стала беспрецедентная проверка осенью 2013 года финансово-хозяйственной деятельности университета за 2007-2012 годы с целью выявления нового компромата на И. Головных. Проверка проводилась по требованию и под надзором следствия командой опытнейших ревизоров из разных регионов страны. Прошерстили, как говорится, всё. Но ничего не нашли. Мало того, руководство комиссии в процессе работы неоднократно отмечало завидный порядок в использовании финансовых средств университета. Кстати, операция по компрометации и отстранению И. Головных с поста ректора дорого обошлась университету. Более трех лет деятельность новой администрации вуза сопровождалась многочисленными скандалами, широко освещавшимися в СМИ. Резко упали показатели университета в общероссийских рейтингах. Только сейчас, в свете последних кадровых решений Минобрнауки РФ, появились необходимые возможности для реального улучшения ситуации.

Попытки защиты направить следствие в реальное русло полностью игнорировались. На ходатайства защиты о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием состава преступления, материального ущерба были получены неаргументированные отписки. Никакой реакции не последовало на заключения высококвалифицированных специалистов, установивших факт отсутствия состава преступления в действиях И. Головных. Пустые отписки были получены на все обращения авторитетных граждан и общественных организаций, призывавших руководство прокуратуры и следственных органов прислушаться к мнению специалистов, объективно подойти к расследованию дела и взять его под личный контроль. Бюрократическая машина работала на достижение своей цели. Двухлетняя, абсолютно пустая с точки зрения реальных доказательств, многомиллионная «работа» закончилась представлением обвинительного заключения и 60-ти увесистых томов, из содержания которых не более 10-15% имеют отношение к делу. Выполненную таким образом «работу» прокуратура, к сожалению, утвердила и взяла на себя ответственность по отстаиванию «доказательств» следствия, основанных на искаженном толковании статей Закона, подтасовках и фальсификации.

Материалы дела И. Головных, представленные в Свердловский районный суд в июне 2015 года, были, как и полагается, досконально рассмотрены и изучены. Как показало судебное расследование, ни один из сотен вещдоков, ни один из 300 свидетелей не привели доказательств его вины. Напротив, они свидетельствовали о его невиновности. Судебный процесс длился ровно год. Проведено внушительное число судебных заседаний, в среднем 2 раза в неделю, за исключением праздничных дней и других уважительных причин. Продолжительность каждого заседания составляла 3-4 часа. Это огромный объём выполненной работы.

Попытка обвинения бездоказательно признать оправдательный приговор суда незаконным и назначить новое судебное разбирательство абсолютно абсурдно как с правовой точки зрения, так и с позиции здравого смысла. Действительно, бессмысленное во всех отношениях новое разбирательство-это полный повтор работы предыдущего суда, на что потребуется еще год, а то и два года работы. Как можно назвать такой бессмысленный повтор? Фарс! И это очевидно не только юридическому сообществу, но и всей общественности Иркутской области, авторитетные представители которой уже высказали свое отношение к такой перспективе в своем открытом письме. Именно о вероятности такого сценария по делу И. Головных задавался вопросом журналист, называя этот сценарий возвратом волокиты. А мы, в свою очередь, задаемся вопросом, кому нужен возврат волокиты?

В соответствии с Федеральным Законом от 30.04.2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» И. Головных вправе по судебному решению получить денежную компенсацию за нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства, в случае если общий срок уголовного преследования превысит 4 года, то есть уже через пять месяцев. Обидно то, что за ошибки чиновников вновь будет платить государство, или, другими словами, мы с вами. Остается лишь дождаться решения апелляционного суда, чтобы сделать окончательные выводы. Надеюсь, ждать осталось немного…

Адвокат, кандидат юридических наук Максим Орешкин

Суд кассационной инстанции окончательно защитил интересы государства

Уважаемые читатели сайта!

3 публикации на сайте ( от 27.10.2015, 05.01.2015 и 04.05.2016 ) были посвящены криминальной истории о попытках лишить государственное учреждение (ИРНИТУ) имущества в интересах спасения моего уголовного дела.

Сегодня я информирую вас о результатах последней, как нам представляется, попытки добиться поставленной цели.

02 августа 2016 года в Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа состоялось судебное заседание по рассмотрению кассационных жалоб, поданных на постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 27 апреля 2016 года, которым, как я напомню, действия Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Иркутской области по отказу в государственной регистрации права оперативного управления на нежилые помещения ФГБОУ ВО «Иркутский национальный исследовательский технический университет» признаны незаконными. Апелляционный суд обязал устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Университета путем регистрации права оперативного управления на нежилые помещения.

В судебном заседании заявитель кассационной жалобы Управления доводы о незаконности обжалуемого судебного акта, изложенные в кассационной жалобе, поддержала. Было указано, во-первых, что судом апелляционной инстанции не дана оценка доводам относительно того, что регистрирующий орган не наделен обязанностью по истребованию подлинных экземпляров правоустанавливающих документов в случае их непредставления заявителем, находящимся в государственном органе. Во-вторых, отмечено то, что на момент отказа Университету в государственной регистрации права Управление, якобы, обладало информацией, что спорные нежилые помещения являлись общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме.

Второй заявитель кассационной жалобы – Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Иркутской области, осуществляющее юридические действия по защите имущественных и иных прав и законных интересов Российской Федерации, в собственность которой бы перешли нежилые помещения, полагало, что постановление суда апелляционной инстанции от 27 апреля 2016 года является незаконным в связи с тем, что, якобы, остался не выясненным вопрос о финансировании строительства нежилых помещений. Указанные доводы кассационной жалобы были поддержаны представителем Теруправления.

Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа были заслушаны мнения представителей Университета и ООО «Максстрой», относительно несостоятельности доводов кассационных жалоб, законности обжалуемого судебного акта и отсутствия законных оснований для переоценки доказательств.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа было вынесено постановление, согласно которому постановление Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 27 апреля 2016 года было оставлено без изменения, а кассационные жалобы – без удовлетворения.

Таким образом, поставлена точка в споре о правовой принадлежности нежилых помещений, площадью более 1 тыс. кв. м. и реальной стоимостью более 60 млн. рублей, расположенных в жилом комплексе по ул. Лермонтова. Тем самым, окончательно сняты споры и нежилые помещения, вопреки желанию действующего руководства ИРНИТУ, перешли Университету на праве оперативного управления, а государство фактически получило в федеральную собственность ликвидное недвижимое имущество, от которого они так долго отказывались в угоду спасения уголовного дела, по которому я был судом оправдан. Кстати, одним из доводов моего оправдания послужил факт передачи Университету этих нежилых помещений от строительной кампаний «Максстрой», как прямая материальный выгода ВУЗа от заключенного мною договора застройки. В очередной раз на высоте оказались судебные органы, которые не допустили отчуждение федеральной собственности в угоду некоторым нечестным чиновникам, исполнявшим указание сверху! Закон и справедливость в очередной раз торжествуют!

Ниже публикую резолютивную часть решения Арбитражного суда.

Постановление

Решение Кировского районного суда г. Иркутска от 28.05.2014 г. о защите чести и достоинства Головных И.М. полностью исполнено

Уважаемые читатели сайта!
28 мая 2014 г. определением Кировского районного суда г. Иркутска было утверждено мировое соглашение по гражданскому делу №2-2074/2014 по иску Головных И.М. к ФГУП «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания», обязывающее компанию в выпуске новостей «Вести-Иркутск» на телеканале «Россия-1» дать опровержение сведениям как не соответствующим действительности, порочащими честь и достоинство, взыскании солидарно компенсации морального вреда.
Пунктом 4 мирового соглашения предусмотрено: «В случае прекращения уголовного дела, возбужденного 16 июня 2013 года в отношении Головных И.М. по факту превышения должностных полномочий (оправдания Головных И.М.), по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 УК РФ, ответчик обязуется распространить в программе «Вести Иркутск Телеканал «Россия» (Россия 1) и разместить на сайте в сети интернет www.vesti.irk.ru соответствующую информацию».
С удовлетворением отмечаю, что данный пункт мирового соглашения выполнен (см. видеосюжет) и, таким образом, телерадиокомпания полностью исполнила решение Кировского районного суда.
Благодарю телерадиокомпанию «Иркутск» за оперативность и четкость в исполнении судебного решения.
Иван Головных

 

Оправдательный приговор и реакция СМИ

Уважаемые читатели сайта!

Прошло 10 дней с момента вынесения мне Свердловским районным судом г. Иркутска оправдательного приговора.

В эти дни очень многие люди, даже незнакомые, позвонили мне, отправили смс- сообщения, передали через знакомых свои поздравления со столь знаменательным событием. От всей души благодарю всех неравнодушных за оказанную мне столь мощную моральную поддержку.

Практически все крупные региональные СМИ, включая радио, телевидение, газеты, интернет-ресурсы сообщили и прокомментировали эту далеко незаурядную новость. Целый ряд СМИ разместили в своих изданиях интервью со мной и моим адвокатом Орешкиным М.И. 14 июня в пресс-центре «Аргументы и факты Восточной Сибири» прошла пресс-конференция по итогам судебного процесса.

Ниже размещаются ряд из указанных материалов, начиная с текста приговора суда от 8 июля 2016 г.

Иван Головных

Приговор суда

Статьи в средствах массовой информации:

Экс-глава иркутского политеха – При необходимости я готов дойти до Верховного суда” – Альтаир – информационное агенство.

Иван Головных восстановил честное имя” – газета Аргументы недели.

Головных оправдан” – газета Пятница.

Пресс-конференция в пресс-центре «Аргументы и факты в Восточной Сибири»

Мы победили!

Дорогие мои единомышленники и друзья!

Я сегодня оправдан по все статьям предъявленного мне обвинения. Эмоции переполняют меня!

Спасибо вам за поддержку и помощь. Спасибо суду за честь и совесть!

Приговор суда и мнение  общественности будут опубликованы позже. Мы победили!

Иван Головных

Прения сторон и моё последнее слово

Уважаемые читатели сайта!

Заканчивается моя более чем 3-летняя эпопея с незаконным уголовным преследованием.

В течение двух дней на прошлой неделе в суде прошли прения по моему делу. 30 июня выступила прокурор. Ничего нового и убедительного. Все те же надуманные доводы, основанные на искаженных толкованиях ряда статей Закона, многократно разбитые моей защитой и авторитетными специалистами, заключения которых приобщены   к моему делу и опубликованы на сайте. Предложение прокурора – назначить мне наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет условно, с испытательным сроком 4 года и запретом занимать руководящие  должности в образовательных учреждениях. При этом игнорируется и срок давности «совершения преступления», предусмотренного в п. «в» ч.3 ст. 286 и амнистия, полагающаяся по ч. 1 ст. 286.

8 июля 2016 г. мне будет оглашен приговор. Какой именно, мы не знаем, но уже с уверенностью могу сказать, что я преодолел этот долгий и тяжелый путь, дошел до финишного рубежа и теперь остается только дождаться итогового решения суда. В любом случае я не повержен, не стерт, остался самим собою и,  даже, если можно так выразиться, получил внутреннее удовлетворение, сохранив свое честное имя в глазах своих близких, коллег и широкой общественности.

В сегодняшнем материале мы не выкладываем  текст речи прокурора, т. к. не имеем его на руках. Но если такая возможность появится, то он будет обязательно опубликован на сайте.

Ниже я предлагаю вниманию заинтересованного читателя текст выступления моего защитника Орешкина М.И. от 1.07.2016 г., в котором он еще раз, основываясь на материалах всего дела, обстоятельно и аргументировано доказал полную несостоятельность обвинения  и отсутствие в моих действиях состава преступления.

Завершается публикация текстом моего последнего слова на судебном процессе 1 июля 2016 г.

 

Судье Свердловского районного суда

г. Иркутска

Шовкомуду С.П.

от адвокатов Орешкина М.И., в интересах Головных И.М.

 

 

ПРЕНИЯ

Судом окончено рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего ректора Национального исследовательского Иркутского государственного технического университета с 2000-2013 г., председателя Общественной палаты Иркутской области 3-х созывов с октября 2007 по сентябрь 2013 г., заслуженного деятеля науки,  профессора, почетного гражданина Иркутской области, имеющего различные награды и заслуги, как федерального, так и международного значений Головных Ивана Михайловича.

По обвинению по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ

Ректору Иркутского государственного технического университета Головных И.М. инкриминируется незаконное заключение договора от 07.04.2005 г. с ООО «Максстрой» по передаче части земельного участка в Свердловском районе г. Иркутска под коммерческую застройку жилыми и нежилыми многоэтажными строениями, в результате чего, по мнению следствия, превышены его должностные полномочия и существенно нарушены права и законные интересы государства, с причинением тяжких последствий для государства.

Обвинение Головных И.М., прежде всего, противоречит требованиям федерального законодательства, действовавшего на дату заключения договора между ИрГТУ и ООО «Максстрой» – 7 апреля 2005 года, в соответствии с которым земельный участок, расположенный по адресу: г. Иркутск, ул. Лермонтова, 81, с кадастровым номером 38:36:000033:0187, не принадлежал Российской Федерации.

Согласно ст. 212 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

В соответствии с п. 10 Федерального закона от 25.10.2001 г. № 137-Ф3 “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации” (далее Федеральный закон № 137-Ф3) распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляется органамиместного самоуправления муниципальных районов, городских округов». В соответствии с п. 1 ст. 71 Закона РФ «О местном самоуправлении в РФ» от 06.07.1991 года № 1550-1 одним из полномочий городской администрации в области использования земли и других природных ресурсов, охраны природы является предоставление в установленном законом порядке земельных участков. На основании п. 47 Устава г. Иркутска, утв. Решением Городской Думы г. Иркутска от 24.04.2000 года № 496-48гД (2) администрация города является органом городского самоуправления, осуществляющим исполнительные и распорядительные функции.

В соответствии с Актом Совета депутатов трудящихся № 25 от 27 марта 1957 г. ИрГТУ был предоставлен земельный участок общей площадью 437 791 кв.м., расположенный в Свердловском районе г. Иркутска в «Студгородке», на праве бессрочного пользования, для пользования и строительства. На университет была возложена обязанность осуществить строительство на указанном участке производственных и жилых зданий.

Постановлением мэра города Иркутска  № 031-06-1332/1 от 18.10.2001 г. был предоставлен ИрГТУ в  постоянное (бессрочное) пользование указанный земельный участок. Постановлением мэра города Иркутска  № 031-06-1453/1 от 15.11.2001г. уточнена площадь земельного участка, которая составила 437791 кв.м., утверждены материалы его инвентаризации.

Земельный участок на дату заключения договора не был отнесен к муниципальной, областной или федеральной собственности. Таким образом, земельный участок имел неразграниченную государственную собственность, распорядителем которой являлись органы местного самоуправления.Об этом факте свидетельствуют также материалы уголовного дела.

В соответствии с актом ТУ Федеральной службы финансово-бюджетного надзора Иркутской области от 12.03.2008 г. данный земельный участок на момент заключения договора застройки до сентября 2006 года находился в муниципальной собственности (т. 50, л. д. 160). В дальнейшем данный акт был направлен в прокуратуру Иркутской области и в ТУ Росимущество по Иркутской области для принятия правовых решений по изложенным в акте фактам. Из ответа прокуратуры Иркутской области от 07.11.2008 г. № 7-17/2008 следует, что материалы проверки по акту были направлены в ОРЧ БЭП УВД г. Иркутска для принятия правого решения. По результатам проверки, проведенной в порядке ст. 144-145 УПК РФ вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (т. 7, л. д. 139-140 уголовного дела в отношении Король М.Ю.). Из ответа ТУ Росимущество по Иркутской области от 23.07.2008 г. № ЛЛ-12/5003, подписанного и.о. руководителя управления Ларионовой Л.А., следует, что по договору застройки от 07.04.2005 г. между ИрГТУ и ООО «Макстрой» право федеральной собственности на земельный участок площадью 437791, 00 кв. и кадастровым номером: 38:36:000033:0187 возникло 08.09.2006 г., с момента получения свидетельства о праве собственности на земельный участок(т. 7, л. д. 143 уголовного дела в отношении Король М.Ю.). Таким образом, Российская Федерация, в лице своего уполномоченного органа, давая оценку законности заключения договора застройки от 07.04.2005 г., никаких нарушений не усмотрела. Официальная позиция Росимущества никем не оспорена, указанное письмо не отменено и имеет юридическую силу. Не оспорила выводы, изложенные в акте Росфиннадзора, и прокуратура Иркутской области.

Кроме того, прокуратурой города Иркутска в 2013 г. проведена проверка в отношении ИрГТУ по фактам использования и предоставления Университетом данного земельного участка для жилой застройки. Заключением от 15.04.2013 г. № 07-41-13 прокуратурой города Иркутска не установлено каких-либо нарушений законодательства при строительстве жилых домов с нежилыми помещениями и автостоянками на рассматриваемом земельном участке. Необходимо заметить, что на протяжении всего предварительного и судебного следствий органы прокуратуры скрывают материалы данной проверки, несмотря на то, что обязаны их предоставить по запросам следственных и судебных органов. Так, из письма прокуратуры г. Иркутска от 22.07.2014 г. по запросу следователя указано, что материалы общенадзорной проверки находятся на изучении в прокуратуре Иркутской области, в связи с чем, заключение по результатам проверки предоставлено быть не может (т. 48, л. д. 220). Очередная попытка получить доступ к материалам прокурорской проверки была предпринята в ходе судебного разбирательства дела.  На судебный запрос прокуратура г. Иркутска направила ответ от 05.05.2016 г. из которого следует, что общенадзорная проверка прокуратурой г. Иркутска действительно проводилась на основании поручений прокуратуры Иркутской области от 23.01.2013 г. и 08.02.2013 г. и материалы проверки с заключением 24.04.2013 г. были направлены в прокуратуру Иркутской области и до настоящего время оттуда не вернулись, из чего сделан вывод о том, что по всей вероятности материалы прокурорской проверки были направлены в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Очевидно одно – материалы прокурорской проверки, содержащие выводы об отсутствии нарушений законодательства при заключении договора застройки в 2005 году, положены «под сукно» и сокрыты от суда и следствия. Наивный ответ прокуратуры о вероятном их нахождении в материалах уголовного дела рассчитан на наивных дилетантов, не способных отличить материалы общенадзорной прокурорской  и доследственной проверок. Ни поручений прокуратуры Иркутской области, ни заключения по результатам прокурорской проверки, ни иных важных для дела документов в материалах уголовного дела нет. При таком явно незаконном подходе, основанном на сокрытии официальных документов, имеющих прямое отношение к делу, ставить вопрос о возбуждении уголовного дела – преступно!

17.01.2002 г. ИрГТУ было получено свидетельство о государственной регистрации права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком площадью 437791, 00 кв. Основаниями получения вышеуказанного земельного участка в постоянное (бессрочное) пользование явились постановления  мэра города Иркутска от 18.10.2001г. № 031-06-1332/1 и  № 031-06-1453/1 от 15.11.2001г.

Анализ законодательства Российской Федерации и судебной практики позволяет сделать вывод о наличии у землепользователей права на осуществление строительства на находящемся у них в постоянном (бессрочном) пользовании земельном участке, в том числе с привлечением инвесторов, подрядчиков и иных лиц в соответствии с законодательством об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений и иным действующим законодательством Российской Федерации (п. 1 ст. 20 ЗКРФ).Данный вывод подтверждается судебной практикой,. В частности, в постановлении ФАС Уральского округа от 7 апреля 2004 г. по делу N Ф09-879/04-ГК отдельно подчеркивается, что лицо, которому земельный участок предоставлен в постоянное пользование, вправе самостоятельно использовать участок в целях, для которых он предоставлен, включая возведение на участке зданий, сооружений и другого недвижимого имущества.

В 2002-2004 годах Ученым советом ИрГТУ были приняты решения поддержать программу строительства жилых домов за счет инвесторов, в том числе дольщиков-сотрудников Университета (Протоколы № 7 от 20.12.2002 г., № 6 от 26.12.2003 г., № 1 от 03.09.2004 г., № 14 от 30.04.2004 г., № 15 от 21.05.2004 г., № 4 от 22.10.2010 г., № 8 от 24.12.2004 г.). Все вышеперечисленные протоколы заседаний Ученого совета находятся в материалах уголовного дела и получены, в том числе, по судебным запросам. Из протоколов следует, что на заседаниях выступали многие члены Ученого совета: проректоры, руководители управлений, руководитель юридической службы, заведующие кафедрами, профессора, которые принимали единогласные решения о необходимости начала строительства жилого комплекса на пустующем земельном участке и обязывали ректора заключить договор застройки. Большинство членов Ученого совета, участвовавших в заседаниях в период с 2002-2004 г., были допрошены в судебном заседании и абсолютно все поддержали идею строительства. Решения Ученого совета ИрГТУ являлись для ректора обязательными к исполнению, в соответствии с нормативными актами и уставом Университета, в связи с чем, ИрГТУ обратился с заявлением к мэру г. Иркутска о разрешении строительства группы жилых домов с нежилыми помещениями и автостоянками. Данное обращение получило поддержку и одобрение.

Постановлением мэра г. Иркутска № 031-06-523/5 от 25.03.2005г. ИрГТУ разрешено осуществление строительства на участке с кадастровым номером 38:36:000033:187. В названном постановлении перечислены все необходимые действия, которые ИрГТУ должен был предпринять для строительства жилых объектов, ввода их в эксплуатацию и дальнейшей государственной регистрации прав на них.

Ни одно из постановлений мэра г. Иркутска (№ 031-06-1332/1 от 18.10.2001г.,   № 031-06-1453/1  от 15.11.2001г.,  № 031-06-523/5 от 25.03.2005г.), разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, в установленном законом порядке не было оспорено, соответственно, не признано недействительным, жилые дома, введенные в эксплуатацию в соответствии с действующим законодательством и с разрешения муниципального образования, не были признаны самовольной постройкой, что подтверждает законность действий Головных, основанных на ненормативных правовых актах бывшего собственника земельного участка.

Споры, связанные с защитой права собственности и других вещных прав, рассматриваются судами в соответствии с подведомственностью дел, установленной Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, при этом  уголовное законодательство не может вторгаться в гражданско-правовую сферу, в том числе разрешать гражданско-правовые споры.

Исходя их характера и содержания договора застройки от 07.04.2005 г., ИрГТУ предоставило ООО «Макстрой» земельный участок на период строительства, для возведения жилого комплекса, при этом право пользования участком сохраняется за Университетом (п. 2.1.1 договора).

В соответствии с п. 2.1.3. и п. 2.2.1. договора от 7.04.2005 г. ООО «Максстрой» обязалось осуществить функции заказчика – застройщика по строительству «Объекта», согласно выданной «Университетом» доверенности.

Предметом договора от 07.04.2005 года являлось совместное объединение усилий сторон с целью строительства комплекса жилых домов по улице Лермонтова в Свердловском административном округе г. Иркутска (пункт 1.1. договора).

В соответствии с условиями названного договора ООО «Максстрой» выполняет работы по строительству «Объекта» своими силами и средствами, с надлежащим качеством согласно проектно-сметной документации, СНиПами и техническими условиями на строительство и  вводит «Объект» в эксплуатацию в установленном порядке.

Таким образом, ООО «Максстрой» действовало от имени ИрГТУ на основании доверенности, ИрГТУ не передавало своих прав на земельный участок в безвозмездное пользование ООО «Максстрой». ООО «Максстрой» вело строительство, т.е. осуществляло подрядные работы, что в силу главы 37 Гражданского кодекса РФ указывает на то, что ООО «Максстрой» выполняло  функции подрядчика, а ИрГТУ выступал заказчиком.

Права на земельный участок от ИрГТУ к ООО «Максстрой» не передавались. Между ИрГТУ и ООО «Максстрой» никогда не подписывался акт приема-передачи вышеуказанного земельного участка, который является необходимым документом при распоряжении объектом недвижимого имущества, соответственно, не осуществлялся переход права владения.

Пунктом  1 статьи 2Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” N 122-ФЗ установлено, что государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

До 2009 года на территории г. Иркутска отсутствовали нормативные акты о закреплении полномочий по распоряжению участками с неразграниченной формой государственной собственности за какими-либо органами кроме администрации г. Иркутска. В соответствии с пп. 29 пункта 7 Постановления Правительства Иркутской области от 30.09.2009 г. № 264/43-ПП “О министерстве имущественных отношений Иркутской области” Министерство в соответствии с возложенными на него задачами в установленном порядке осуществляет от имени Правительства Иркутской области в соответствии с законодательством необходимые действия, связанные с распоряжением земельными участками, находящимися на территории муниципального образования город Иркутск, государственная собственность на которые не разграничена.

03 августа 2006 года проведены публичные (общественные) слушания по строительству группы жилых домов с нежилыми помещениями и автостоянками на рассматриваемом земельном участке (о проведении публичных слушаний было сообщено в средствах массовой информации – газете «Иркутск» от 26.06.2006 г. и от 03.07.2006 г.).

В слушаниях принимали участие заместитель председателя Думы города Иркутска – Ханхалаев А.К., администрации Свердловского округа – Фирсов В.П., Смирнова И.Ю., ГАСН г. Иркутска – Ликомидова С.В. и общественность. От ИрГТУ в слушаниях участвовал помощник ректора по правовым вопросам – Коршунов А.Г., представители ООО «Максстрой». А.Г. В ходе публичных слушаний были отмечены несомненные преимущества строительства жилых домов. Жильцы данного района указывали на необходимость очищения территории от самовольных построек, в том числе гаражей, контейнеров. Жаловались, что территория захламляется, становится пристанищем бомжей и наркоманов. По результатам слушаний был составлен протокол от 03.08.2006 г. утвержден администрацией г. Иркутска, Университетом и застройщиком (ООО «Максстрой»).Все участники собрания проголосовали единогласно за строительство комплекса жилых домов с нежилыми помещениями и автостоянками по ул. Лермонтова в г. Иркутске.

Комитетом по градостроительной политике администрации г. Иркутска (отдел выдачи разрешительной документации) произведена проверка полномочий и разрешений выданных Университету на пользование и застройку рассматриваемого земельного участка. Итогом проверки стало вынесение Администрацией г. Иркутска государственных актов: разрешений на строительство – выданы в период с сентября 2006 года по август 2008 года; разрешений на ввод объектов в эксплуатацию – выданы в период с декабря 2008 года по апрель 2013 года.

Согласно сведениям, содержащимся в свидетельстве о государственной регистрации права собственности от 08 сентября 2006 года серии 38-АГ № 379484, выданном на земельный участок земель поселений, общей площадью 437791 кв.м., кадастровый номер 38:36:000033:0187, расположенный по адресу: г. Иркутск, ул. Лермонтова, в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним никаких ограничений и обременений прав Российской Федерации не зарегистрировано. Таким образом, спустя 1 год и 5 месяц после заключения договора от 07 апреля 2005 года Российская Федерация регистрирует за собой право собственности без какого-либо ограничения и обременения права на земельный участок со стороны третьих лиц, что свидетельствует об отсутствии нарушений федерального законодательства в ходе строительства.

26 января 2010 года ИрГТУ обратился с письмом к Федеральному агентству по образованию России с просьбой прекратить право постоянного (бессрочного) пользования ИрГТУ на часть рассматриваемого земельного участка застроенного жилыми домами (2,013га). Федеральное агентство по образованию дало свое согласие на прекращение права постоянного (бессрочного) пользования своим письмом от 08.04.2010 г. № 16-1013/02-11, что свидетельствует об отсутствии нарушений охраняемых законом интересов государства и тяжких последствий Российской Федерации.
Более того, законодательством, действовавщим на момент заключения договора застройки от 07.04.2005г., было предоставлено право ВУЗам передавать земельные участки, находящиеся в постоянном (бессрочном) пользовании в аренду, по аналогии закона и безвозмездное пользование, что не влекло нарушение п. 4 ст. 20 ЗК РФ. А именно, статьей 27 ФЗ “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” предусмотрено, что высшее учебное заведение вправе выступать в качестве арендатора и (или) арендодателя имущества. Сдача в аренду учебным заведением земельных участков осуществляется без права выкупа с согласия ученого совета высшего учебного заведения, по ценам, которые не могут быть ниже цен, сложившихся в данном регионе. Таким образом, Закон содержит специальную норму, касающуюся права ВУЗов выступать в качестве арендодателя имущества. Таковой эта норма являлась по отношению к Гражданскому кодексу РФ и осталась после принятия Земельного кодекса РФ. Данные положения сохранены и в последующих редакциях указанного Федерального закона. (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 29 сентября 2003 г. N А14-10125-02/281/22; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 13 октября 2003 г. N А14-10124-02/280/22; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 13 октября 2003 г. N А14-10126-02/282/22). Таким образом, в действиях ВУЗов, направленных на распоряжение имуществом, находящимся на праве постоянного (бессрочного) пользования, нарушений п.4 ст. 20 Земельного кодекса не усматривается. Причем наличие такого нарушения устанавливается в порядке гражданского судопроизводства по искам (заявлениям) правообладателей.
Анализ судебной практики говорит о том, что Головных И.М. не превысил должностных полномочий  при заключении договора застройки от 07.04.2005 г., и не передавал часть вышеуказанного земельного участка в безвозмездное пользование ООО «Максстрой», и не распоряжался им. В Постановлении Федерального арбитражного суда Центрального округа от 16 декабря 2010 года по делу № А14-2853/2010/62/37 и в постановлении Федерального арбитражного суда Центрального округа от 6 марта 2009 года по делу № Ф10-620/09 указано, чтозаключение договора подряда на капитальное строительство, само по себе не является распоряжением, принадлежащим на праве постоянного бессрочного пользования земельным участком.

Договором безвозмездного пользования (договором ссуды) признается соглашение сторон, в силу которого одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором (ст. 689 ГК РФ). Существенным условием договора безвозмездного пользования является предмет, который должен быть подробно описан в тексте договора. Договор застройки от 07 апреля 2005 года не содержит описание земельного участка, в нем не указаны ни его точный адрес, ни площадь, ни разрешенное использование, ни кадастровый номер, в связи с чем, указанный договор не может быть признан договором безвозмездного пользования.

Согласно ст. 164 Гражданского кодекса РФ сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренном ст. 131 ГК РФ и Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”.

В силу п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Положения договора безвозмездного пользования регулируются отсылочными нормами к договору об аренде (п. 2 ст. 689 ГК РФ). Так, к договору безвозмездного пользования применяются правила, предусмотренные ст. 607 “Объекты аренды”, п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 610 “Срок договора аренды”, п. п. 1 и 3 ст. 615 “Пользование арендованным имуществом” ГК РФ.

В соответствии со ст. 607 ГК РФ в аренду (а значит, и в безвозмездное пользование) могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи).

Положения о государственной регистрации договора аренды недвижимых вещей содержатся в п. 2 ст. 609 ГК РФ: договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом. Упоминание об этой статье в п. 2 ст. 689 ГК РФ отсутствует. Нет ссылки на государственную регистрацию договора безвозмездного (срочного) пользования земельным участком и в п. 1 ст. 131 ГК РФ.

Однако в данном случае необходимо руководствоваться не только нормами ГК РФ и Закона о государственной регистрации, но и нормами Земельного кодекса РФ. Причем в силу п. 3 ст. 3 ЗК РФ нормы ЗК РФ имеют приоритетное значение по сравнению с нормами гражданского законодательства, регулирующими имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками.

Согласно п. 2 статьи 26 ЗК РФ договоры аренды земельного участка, безвозмездного срочного пользования земельным участком, заключенные на срок менее чем один год, не подлежат государственной регистрации, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Исходя из сказанного (с учетом приоритета норм земельного законодательства над нормами гражданского законодательства), можно сделать вывод: договор безвозмездного срочного пользования земельным участком в случае, если он заключен на срок более года, подлежит государственной регистрации.

Данный вывод подкреплен примерами из арбитражной практики (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 03.10.2011 N А42-9170/2010, ФАС Северо-Кавказского округа от 23.03.2011 N А53-13922/2010, ФАС Дальневосточного округа от 26.05.2010 N Ф03-3469/2010 и др.).

При заключении договора застройки от 07 апреля 2005 года не было фактической передачи части земельного участка, так как об этом не содержится даже ссылок в договоре, не было оговорено условий пользования земельным участком, не содержится обязанности ООО «Максстрой» по возврату переданного земельного участка, к договору не составлялся акт приема-передачи земельного участка. Так как договор заключался на срок более одного года, то в случае передачи земельного участка, у сторон возникала бы обязанность в его государственной регистрации.

Более того, до сегодняшнего дня земельный участок, на котором осуществлялось строительство комплекса жилых домов, не прошел межевание, в связи с чем, не поставлен на кадастровый учет как самостоятельный объект недвижимого имущества. Предъявляя обвинение, органы следствия не установили, распоряжение каким именно земельным участком вменяется в вину Головных И.М. В обвинении указано лишь на то, что Головных И.М. превысил свои должностные полномочия и незаконно распорядился частью земельного участка с кадастровым номером 38:36:000033:0187.

Обвинение ссылается на Федеральный Закон от 17.07.2001 г. «О разграничении государственной собственности на землю»  как основание для признания права федеральной собственности на земельный участок. Что удается обвинению выжать из этого нормативного акта? Лишь то, что если участок находится у федерального государственного учреждения,  то это является основанием для внесения его в перечень земельных участков, на которые у Российской Федерации возникает право собственности в будущем.

Для любого думающего человека, не поленившегося прочитать Закон полностью, становится ясно, что этот федеральный нормативный акт регулирует подготовительный процесс оформления земли в государственную собственность, то есть ее государственную регистрацию.  Наличие участка у государственного ВУЗа являлось только основанием для включения его в перечень земельных объектов, подлежащих переходу в федеральную собственность. Составленный перечень направляется в Правительство РФ, которое издает соответствующее постановление  и только после этого  подготовленный и согласованный перечень вносится в документы государственного земельного кадастра и проходит государственную регистрацию. Данный процесс оформления земли занял почти пять лет и только 08.09.2006 г., как уже было сказано, Российская Федерация вступила в права собственника земельным участком. В течение всего этого процесса земельный участок находился в неразграниченной государственной собственности, с возможностью распоряжения им исключительно органами местного самоуправления. Теперь очевидно, что наличие земельного участка у государственного ВУЗа само по себе не порождает, и никогда не порождало право федеральной собственности без его государственной регистрации, что так и указано в Федеральном Законе «О разграничении государственной собственности на землю».

Головных И.М. обвиняется в том, что им не было получено согласие собственника – Российской Федерации, в лице территориального управления Росимуществом по Иркутской области, на заключение договора застройки от 07.04.2005 г. Между тем, порядок принятия федеральными органами исполнительной власти решений о даче согласия на заключение сделок по привлечению инвестиций в отношении объектов недвижимого имущества, находящихся в федеральной собственности и закрепленных на праве хозяйственного ведения или оперативного управления за государственными учреждениями и унитарными предприятиями, подведомственными федеральным органам исполнительной власти, а также в отношении предоставленных этим организациям земельных участков, был утвержден лишь Постановлением Правительства РФ от 10.08.2007 № 505 “О порядке принятия федеральными органами исполнительной власти решений о даче согласия на заключение сделок по привлечению инвестиций в отношении находящихся в федеральной собственности объектов недвижимого имущества”. Такой порядок согласований стал возможным только после внесения изменений в Земельный кодекс РФ на основании Федерального закон от 17.04.2006 № 53-ФЗ “О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации”, Федеральный закон “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации”. Следовательно, в момент заключения договора застройки – 07.04.2005 г. процедура согласования сделок с Росимуществом не была регламентирована.

Вышеуказанный вывод подтверждается ответом ТУ Росимущество по Иркутской области от 10.07.2014 г. за подписью и.о. руководителя Шуниной С.А., в соотвествии с которым в период с 2002 по 2006 г. территориальным управлением  земельные участки, в том числе расположенные на территории г. Иркутска, под многоэтажное жилищное строительство не предоставлялись и не приобретались (т. 49, л. д. 204). Из данного ответа можно сделать вывод о том, что до 2006 года Российская Федерация не являлась распорядителем земельных участков, находившихся в неразграниченной государственной собственности, поскольку к тому времени не был сформирован реестр федеральной собственности, что позволяло органам местного самоуправления выполнять распорядительные функции в отношении земли.

Объективная сторона состава преступления, инкриминируемого Головных, включает в себя совершение таких действий, которые явно выходят за пределы должностных полномочий ректора ИрГТУ. Анализ обвинения Головных позволяет прийти к выводу, что оно основано исключительно на том утверждении, что ректор ИрГТУ, заключая договор застройки с ООО «Макстрой» 07.04.2005 г., не получил согласие на совершение данной сделки от собственника участка – Российской Федерации в лице ее уполномоченного органа – Территориального агентства по управлению федеральным имуществом (далее Росимущество). В этом, по мнению следствия, выразилось превышение должностных полномочий, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов государства, в связи с невозможностью распоряжаться своей собственностью – земельным участком, что также причинило тяжкие последствия в виде значительного материального ущерба в размере рыночной стоимости участка.

Не касаясь вопроса правомерности действий Головных при заключении договора, содержащегося выше, полагаю, что отсутствие согласия Росимущества на заключение договора в принципе не свидетельствует о превышении должностных полномочий, а тем более причинении государству материального ущерба. Земельный участок по своему целевому назначению предназначен для эксплуатации и его освоения. Учитывая, что участок расположен в чертах города, на землях поселений, в районе с развитой инфраструктурой, его освоение возможно путем строительства объектов, удовлетворяющих нуждам населения. О необходимости застройки земельного участка прямо свидетельствуют различные документы, полученные ИрГТУ в разное время до заключения договора: постановления мэра города Иркутска, протоколы общественных слушаний и ученого совета ИрГТУ, письма из администрации города Иркутска, правоустанавливающие документы на участок и т.д. Следовательно, земельный участок в любом случае подлежал освоению и застройке, что и было сделано. При этом были возведены жилые дома и нежилые помещения, эксплуатируемые как объекты социальной сферы: продовольственные магазины, аптеки, соцкульбыт, не говоря уже о выгоде университета и его сотрудников в виде расширения площадей университета и получения льготного жилья. Земельный участок стал приносить явную пользу гражданам, обществу и государству, в связи с решением приоритетной государственной задачи – обеспечения граждан жильем, обеспечения занятости населения, получения новых рабочих мест на нежилых объектах.

Таким образом, утверждения обвинения о фактической утрате государством, принадлежащей ему земли, голословны и надуманны. Земельный участок по-прежнему находится на своем месте, он не уничтожен, не приведен в негодность. Обвинение бывшего ректора ИрГТУ Головных И.М., спустя 11 лет в том, что участок в обязательном порядке должен быть продан государством и именно по кадастровой цене, в разы превышающей ее рыночную стоимость, не основано ни на нормативных актах, ни на сложившейся практике. Ни в момент заключения договора застройки, ни в настоящее время нет и не было обязательного условия продажи государством всех земельных участков, находящихся в федеральной собственности. Данный участок мог быть продан, мог быть выделен безвозмездно или просто оставлен в том же захламленном состоянии, в котором находился до его освоения. Правовая природа земли отлична от вещных прав, ее нельзя изъять, похитить, переместить в пространстве, в связи с чем, утверждения следствия о фактической утрате государством земельного участка  ошибочны. Выводы обвинения о причиненном ущербе государству носят предположительный характер и основаны на личном мнении следователя, так как содержат возможные прогнозы относительно судьбы земельного участка, в случае не заключения договора застройки в 2005 году. При этом следствие не принимает во внимание то обстоятельство, что отказ университета от застройки на земельном участке, повлек бы его изъятие в пользу органа местного самоуправления, как неосвоенный земельный участок, в соответствии с действовавшими на тот момент требованиями законодательства и сложившейся практикой его применения.

Основываясь на выводах следствия о причинении государству в результате преступных действий Головных крупного материального ущерба, который должен состоять в прямой причинно-следственной связи с превышением должностных полномочий (п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий») Головных обязан этот ущерб возместить добровольно, либо принудительно в порядке искового производства. Другими словами, согласно предъявленному обвинению и требованиям Закона, Головных обязан выплатить за свой счет государству, исходя из обвинения, даже не рыночную, а кадастровую стоимость земельного участка. Можно, конечно, надеяться, что такой иск предъявлен не будет, но речь идет не о возможной реализации своего права потерпевшей стороной, а о правовых последствиях предъявленного Головных обвинения и юридических оснований для возложения такой обязанности на обвиняемого. Предъявленное Головных обвинение, не просто допускает возможность предъявления иска обвиняемому о возмещении вреда, а обязывает государственный орган, признанный потерпевшим по настоящему делу, поступить именно таким образом, иначе страдают интересы государства, его бюджет. В таком случае государство вправе рассчитывать на денежную компенсацию в размере кадастровой стоимости земельного участка, согласно обвинению, сохраняя при этом свое право собственности на землю и сам участок в освоенном и благоустроенном виде. Возникший парадокс вытекает из сущности обвинения, основанном на позиции обвинения, и требованиях Закона.

В обвинении указано, что причиненный вред выражается в том, что земельный участок, на котором осуществлено строительство, должен перейти в общедолевую собственность граждан и юридических лиц, проживающих и имеющих помещения в этих домах, что влечет утрату права собственности Российской Федерации.  Таким образом, Головных инкриминируется наступление вреда в будущем, который еще не наступил, как следует из постановления. Согласно сведениям ФРС по Иркутской области собственником участка по-прежнему является Российская Федерация. Несмотря на то, что состав преступления, предусмотренный ст. 286 УК РФ, является материальным и действия Головных квалифицированы как оконченный состав преступления, в постановлении они таковыми не являются, поскольку переход права собственности только должен произойти, но не произошел в настоящее время.

Головных инкриминируется, как указано в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, фактическая передача части земельного участка, находящегося в пользовании ИрГТУ, стороннему юридическому лицу – ООО «Максстрой» в безвозмездное пользование. Однако из всего текста обвинения следует, что земельный участок был предоставлен по договору, под коммерческую застройку, с передачей функций застройщика и, бесспорно, на возмездных основаниях, поскольку по договору ИрГТУ были получены тысячи квадратных площадей жилых и нежилых помещений для нужд государственного учреждения и его сотрудников. Следовательно, о фактическом безвозмездном пользовании земельным участком речь в принципе идти не может, и выводы следователя прямо противоречат изложенным в обвинении обстоятельствам.

Исходя из выводов следствия, материальный ущерб государству наступил не только в связи с тем, что федеральное агентство не дало своего согласия, но и не дало бы его в любом случае. Иначе говоря, если Головных обратился бы в данное ведомство, то непременно получил бы отказ на заключение договора застройки. Иначе нарушение, если оно вообще имеет место в действительности, носило бы формальный характер и не повлекло бы для государства прямого, действительного ущерба. Следовательно, на момент заключения договора должен быть прямой нормативный запрет на заключение такой сделки, что было бы положено в основания отказа Росимушества на обращение ИрГТУ. Безусловно, не могут приниматься во внимание мнения отдельных чиновников, особенно в настоящее время, основанные на личных рассуждениях о возможности или невозможности получения таких согласований, без указания на то в Законе. В любом случае отказ государственного органа должен быть законен, обоснован и мотивирован и являться единственно возможным решением по обращению ИрГТУ с данным вопросом.

Согласно предъявленному обвинению, незаконными являются не только действия ректора Головных по заключению договора, но и постановления мэра города Иркутска № 031-06-523/5 от 25.03.2005г. о разрешении ИрГТУ строительства на участке с кадастровым номером 38:36:000033:187; № 031-06-1332/1 от 18.10.2001 г.;   № 031-06-1453/1  от 15.11.2001 г., а также разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, поскольку они также были приняты при превышении должностных полномочий руководителями мэрии Иркутска, при отсутствии согласия Росимущества. Следователь обязан дать правовую оценку действиям должностных лиц, принявших данные решения (с учетом предъявленного Головных обвинения, решить вопрос о привлечении их к уголовной ответственности), а органы прокуратуры, обнаружив соответствующие нарушения, обязаны опротестовать решения органов местного самоуправления, вплоть до оспаривания их в судебном порядке. В противном случае, исходя из обвинения, Головных должен нести уголовную ответственность не только за свои действия, но и действиях всех должностных лиц, ведомств и коллегиальных органов, принимавших участие в процессе заключения договора и его реализации.

Выступая в прениях, прокурор указала на то, что постановление мэра города Иркутска № 031-06-523/5 от 25.03.2005г. о разрешении ИрГТУ жилищного строительства на участке вынесено незаконно. Вместе с тем, государственный обвинитель, упустила из вида, что органами предварительного следствия приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении бывших мэра г. Иркутска Якубовского и вице-мэра Волкова, в связи с отсутствием в их действиях составов преступлений (т. 56, л. д. 181-186). Их постановления никем не оспорены, не отменены, не опротестованы, в связи чем, утверждения прокурора беспочвенны.

Подписание договора застройки, безусловно, входило в должностные полномочия ректора ИрГТУ, в соответствии с Уставом, его должностными обязанностями и правовыми актами, регламентирующими полномочия руководителя государственного ВУЗа. Головных пописал данный договор 07.04.2005 г. лишь после получения ИрГТУ постановления мэра города Иркутска № 031-06-523/5 от 25.03.2005 г. на разрешение строительства на данном участке, что и послужило для него отправным моментом заключения договора.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» превышение должностных полномочий может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

– относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);

– могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);

– совершаются должностным лицом единолично, однако, могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;

– никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Ни одного из перечисленных оснований, применительно к инкриминируемым Головных обстоятельствам, в обвинении нет, а, следовательно, нет и оснований для квалификации действий Головных как превышение должностных полномочий.

Более того, Головных по существу дела обвиняется в преступном бездействии. По мнению органов предварительного следствия, он был обязан обратиться в Росимущество, получить согласие на заключение договора и только после этого, был вправе подписать договор. Он не выполнил этого, т. е. его деяние выражается в форме бездействия. Однако превышение должностных полномочий совершается практически всегда в форме активных действий. Невозможно превысить свои должностные полномочия путем бездействия, тем более, по тем целям и мотивам, которые указаны в обвинении – поощрение угодных ему работников, поддержание авторитета успешного руководителя.

В п. 22 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда также отмечено, что при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 285 УК РФ или статьей 286 УК РФ, судам надлежит выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, с приведением их в приговоре, и указывать, злоупотребление какими из этих прав и обязанностей илипревышение каких из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

В обвинении следователь, перечисляя документы, регламентирующие обязанности и права ректора ИрГТУ, не указала какие именно нормы были нарушены, что лишний раз подтверждает то, что Головных своих полномочий не превышал и действовал в соответствии со своими должностными правами и обязанностями.

Кроме того, в п. 18 вышеуказанного постановления закреплено требование, в соответствии с которым по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий судам надлежит, наряду с другими обстоятельствами дела, выяснять и указывать в приговоре, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий.

Головных дважды вменяется крупный материальный вред, якобы причиненный государству в результате заключения договора застройки. Первый раз он выражается в существенном нарушении прав и законных интересов государства, что указано в диспозиции ст. 286 УК РФ. Во второй раз в причинении тяжких последствий, что образует квалифицированный состав преступления, предусмотренный п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Таким образом, следствие искусственно повышает степень тяжести преступления, когда одни и те же общественно опасные последствия дважды учитываются при квалификации действий обвиняемого, что противоречит уголовному закону.

Преступление, инкриминируемое Головных, может быть совершено только умышленно, когда лицо осознает противоправность и общественную опасность своих действий и желает их совершить, предвидит наступление материального ущерба государству и желает его наступления. Нарушение закона, превышение полномочий обязательно должны быть явными, очевидными для виновного лица, о чем прямо указано в диспозиции статьи. Согласно обвинению Головных действовал умышленно, осознавал, что вся его деятельность по отчуждению земельного участка носит незаконный характер, в момент заключения договора был осведомлен, что незаконно распоряжается федеральной собственностью. Таким образом, ректор Головных не только понимал, что нарушает Закон, но и желал его нарушить, действуя вопреки установленным запретам, а также желал причинить крупный материальный ущерб государству.

Головных инкриминируется то, что он, будучи осведомлен с 08.09.2006 г. о том, что право собственности на указанный земельный участок зарегистрировано за Российской Федерацией, 07.04.2005 г. заключил незаконную сделку. В этом, по мнению следствия, и заключается его преступный умысел. Очевидно то, что заключая договор в 2005 году, Головных не мог быть осведомлен о событиях, которые могут произойти в 2006 году. Данное обстоятельство в принципе исключает умысел на совершение преступления.

Договор прошел проверку на предмет его соответствия действующим нормативным актам в юридическом отделе университета, что подтверждается визой юриста Коршунова А.Г. в договоре, службе застройщика ООО «Макстрой». Пакет документов, подготовленный для заключения договора и начала строительства, был изучен в администрации города Иркутска, по результатам чего было принято постановление мэра города Иркутска № 031-06-523/5 от 25.03.2005 г. о разрешении строительства на данном участке. Практика заключения подобных договоров государственными органами и учреждениями в 2005 году сложилась, и Головных действовал аналогичным образом. Допрошенный в судебном заседании руководитель ООО «Максстрой» Девочкин Е.Г. пояснил, что форму договора застройки он взял из ранее заключенных договоров с Иркутским государственным университетом на строительства жилья при схожих обстоятельствах. Аналогичные договоры ранее были заключены с ИрГТУ на строительство группы жилых домов по ул. Леси Украинки и Ивана Франко. Вопрос о необходимости получения согласия на заключение таких договоров в указанное время у Росимущества не ставился.

Обращают внимание мотивы и цели, которые преследовал Головных, по мнению обвинения, подписывая договор застройки. Следствие утверждает, что Головных действовал из личной заинтересованности, выразившейся в желании фактически единолично распоряжаться по своему усмотрению жильем, с целью поощрения угодных ему работников и поддерживая, тем самым, авторитет как успешного руководителя. В уголовном праве данные мотивы совершения преступления именуются низменными мотивами.  Таким образом, по мнению следователя, Головных, заключая договор, действовал из низменных побуждений, преследовал исключительно личную выгоду, создавая имидж «как руководителя», желая при этом нанести крупный материальный ущерб государству. Учитывая очевидную несуразность предъявленного обвинения, не давая оценки всему сказанному с морально-этической точки зрения, хотелось бы определить юридическую значимость изложенного мотива. Мотив преступления, в силу требований ст. 73 УПК РФ, подлежит обязательному доказыванию по уголовному делу. Совершение умышленного преступления без мотива невозможно. Наличие у Головных цели решить проблему обеспечения жильем сотрудников ВУЗа и расширить корпуса университета при заключении договора, следствие не приемлет, поскольку это прямо свидетельствует об отсутствии субъективной стороны преступления, а значит и самого состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ. Однако выводы об отсутствии у Головных преступного мотива, умысла вытекают из всех обстоятельств дела, и, по мнению защиты, являются явными и неоспоримыми.

По мнению Головных И.М. и его защиты, не причинено ущерба интересам государства, а равно правам и законным интересам граждан, организаций либо общества. Относительно этого Головных И.М. дал подробные показания в судебном заседании.

В течение всего времени работы Головных И.М. в ИрГТУ на должности ректора насущным вопросом являлось обеспечение жильем сотрудников Университета. Особенно остро этот вопрос встал в 90-х и 2000-х годах. Бюджетное финансирование строительства жилья для сотрудников ВУЗа прекратилось, и отток кадров увеличивался. Университет вынужден был самостоятельно изыскивать возможности решения этой проблемы. Реальная возможность решения существующей жилищной проблемы была лишь в освоении пустующих площадей на земельных участках, переданных университету в постоянное (бессрочное) пользование.

На конференции коллектива ИрГТУ в 2003г. было принято решение о создании органа общественной самодеятельности ИрГТУ, в руководство которого были избраны члены коллектива. Ученым советом ИрГТУ было принято решение о передаче функций по распределению жилья этой общественной организации, а также разработаны критерии первоочередного выделения жилья (т. 50, л. д. 137; т. 11, л. д. 243-257; т. 3, л. д. 152-156 уголовного дела в отношении Король М.Ю.).

Распределением льготных квартир занимался данный орган общественной самодеятельности, о чем свидетельствуют многочисленные протоколы его заседаний. С учетом доводов обвинения защита выясняла у допрошенных свидетелей вопрос об оказании давления ректора Головных на членов этого органа и членов Ученого совета ИрГТУ. Абсолютно все свидетели на этот вопрос ответили отрицательно: «Давления не оказывали. Решения принимали самостоятельно».

Вызывает недоумение: «Почему протоколы заседаний органа общественной самодеятельности ИрГТУ находятся в материалах уголовного дела по обвинению Король М.Ю. по ч. 1 ст. 285 УК РФ и отсутствуют в материалах уголовного дела в отношении Головных И.М. (т. 2, 3 материалов уголовного дела в отношении Король М.Ю.)?». Ответ очевиден: «Поскольку обвинение пыталось убедить суд в том, что заседания фактически не проводились, и Головных единолично распоряжался жильем, поощряя угодных ему сотрудников, что и отражено в тексте обвинения!». Доводы обвинения в этой части также полностью опровергли допрошенные в судебном заседании свидетели – члены органа общественной самодеятельности, включая его председателя – Байбородина и члены Ученого совета ИрГТУ.

Не нашли своего подтверждения доводы обвинения о том, что Головных фактически единолично принимал решения о распределении квартир угодным ему работникам. Судом были исследованы письма, подписанные руководителями ИрГТУ, в ООО «Максстрой» о необходимости заключения договоров с указанными в них сотрудниками ВУЗа (т. 10, л. д. 24-107).  Документы были предъявлены для ознакомления свидетелю Буглову и подсудимому Головных. В итоге было установлено, что из 71 подписанных письма 25 подписал Головных и 46 первый проректор Буглов. Таким образом, только треть писем были подписаны ректором, что опровергает позицию обвинения в этой части. Более того, данные письма направлялись в строительную кампанию после состоявшихся решений органа общественной самодеятельности о выделении льготного жилья.

Существовавшая квота ректора в размере 10% в общем объеме построенного льготного жилья, имела целевой характер и использовалась для привлечения квалифицированных специалистов для работы в ИрГТУ из других ВУЗов и поощрения наиболее ценных кадров. В любом случае во главу угла при решении данного вопроса ставились не личная прихоть ректора, а интересы ВУЗа.

Возвращаясь к сказанному, не могу не обратить внимание суда на явные нарушения, допущенные следователями при выделении материалов уголовного дела в отношении Головных И.М. из уголовного дела в отношении Король М.Ю. Следствие манипулировало полученными материалами и скрывало ряд важных доказательств, свидетельствующих о невиновности Головных в материалах дела Король, грубо нарушая требования Закона и права Головных на защиту, а по сути, занималось доказанной фабрикацией уголовного дела. Так, из материалов уголовного дела в отношении Головных были изъяты, помимо вышеуказанных документов, протоколы допросов Король, свидетелей Князевой, Максимовой, важный лист протокола очной ставки между Бесединой и Позановой, протоколы заседаний Ученого совета ИрГТУ, ответы из Росимущества о законности договора застройки и самого строительства, судебные экспертизы, доказывающие вину Король в подделке документов и невиновность ректора Головных, документы о возмещении Головных излишне выплаченной ему премии и т. д. Все указанные документы, в заверенных копиях, были приобщены к материалам уголовного дела Головных и исследованы в судебном заседании.

Вопрос кадровой политики в ИРГТУ стоял всегда очень остро, и предоставление жилья лучшим специалистам и молодым перспективным сотрудникам дало возможность ИрГТУ ограничить отток кадров и в 2010 году получить статус Национального исследовательского университета (в стране таких 29), и, как следствие, получить дополнительное финансирование в объеме 1 млрд. 800 млн. рублей. Кроме того, в 2010-2013 г. Университет ежегодно, начиная с 2010 г. в отличие от предыдущих лет, выигрывал и выполнял гранты на сумму около 500-600 млн. рублей.

Обеспечение жильем сотрудников ВУЗов рассматривалось как государственная задача. Так, на одном из заседаний президиума Госсовета, посвященном повышению эффективности управления земельными ресурсами в интересах граждан и юридических лиц, президентом РФ В.В. Путиным было сказано: «Значительное количество земель элементарно простаивает. Мы не настолько богаты, чтобы десятилетиями держать их в резерве. Если земля не работает, давайте будем передавать ее другим собственникам, использовать землю с пользой для людей и для страны»

Также в указе Президента Путина В.В. от 7 мая 2012 г. «О мерах по обеспечению граждан Российской Федерации доступным и комфортным жильём и повышению качества жилищно-коммунальных услуг» прямо говорится о необходимости «принять меры по упрощению порядка изъятия органом государственной власти Российской Федерации или органом местного самоуправления у  государственного (муниципального) учреждения или государственного (муниципального) унитарного предприятия земельных участков, не используемых, или используемых неэффективно, для последующего вовлечения их в экономический оборот (прежде всего в целях жилищного строительства)».

В бытность Президентом России, Дмитрий Медведев также утверждал, что жилищная проблема является в стране самой острой, и требовал усилить работу по передаче используемых не по назначению земель под жилищное строительство: «…у нас есть еще и федеральные структуры, которые тоже надо тряхнуть. Там земельные участки либо не используются, либо используются не по назначению. Это часть министерств и некоторых организаций, имеющих общественно-государственный статус…».

В 2004 году администрацией города Иркутска была проведена проверка целевого использования земельного участка, расположенного между зданием главного корпуса ИрГТУ и ул. Ломоносова. В ходе проверки было установлено, что значительная часть территории захламлена, произведены неустановленными личностями самовольные постройки, значительная часть территории заставлена металлическими гаражами, производится отвал строительного мусора. Университету было указано на недопустимость непринятия мер по его застройке, в том числе жилыми помещениями. В противном случае ИрГТУ был предупрежден, что земельный участок будет изъят в пользу администрации города Иркутска. (Письмо зам. мэра г. Иркутска Ощерина Л.А. от 12.08.2004, № 505-70-6787/6).

Допрошенный в судебном заседании бывший вице-мэр г. Иркутска Ощерин Л.А. показал, что он действительно подписывал данное письмо и неоднократно предупреждал представителей Университета о необходимости освоения земельного участка. Поскольку участок находился в неразграниченной государственной собственности, то его распорядителем являлась администрация г. Иркутска.

В целях устранения недостатков, указанных в данном письме, Ученый совет ИрГТУ поручил ректорату продолжить работу по заключению договоров, предполагающих застройку жилыми комплексами пустующих территорий с целью получения сотрудниками ИрГТУ жилья на льготных условиях (Протокол № 1 от 03 сентября 2004 года). Поручение было дано с целью недопущения увольнений особо ценных сотрудников из профессорско-преподавательского состава и сохранения прав на участок. В связи с этим Университетом была ускорена работа по изучению возможности застройки территории ИрГТУ.

21.05.2004 г. на заседании Ученого совета ИрГТУ было решено следующее: «С учетом неоднократных предложений администрации г. Иркутска о целесообразности строительства жилых домов на участке, ограниченном главным корпусом Университета, улицами Лермонтова и Ломоносова, полигоном военной техники, принимая во внимание санитарное состояние территории и вероятность изъятия этого участка по решению администрации города Иркутска, согласовать использование указанного земельного участка под застройку» (Протокол № 15 от 21.05.2004 г.).

Первоначально по договору застройки от 07.04.2005 г. предусматривалось выделение Университету 4 500 кв. метров введенных в эксплуатацию площадей. В дальнейшем условия договора были изменены и с сотрудниками ИрГТУ были заключены договоры на приобретение квартир по льготной цене (не более 50% от рыночной стоимости), но при этом доля Университета увеличилась более чем в два раза. В результате строительства, по ул. Лермонтова сотрудники ИрГТУ получили 191 квартиру, что составляет 10 578,46 кв.м., тем более что ни государство, ни Университет не потратили средства на решение жилищной проблемы. Только в материалах уголовного дела в отношении Король М.Ю. удалось обнаружить важные документы, необходимые для подсчета экономической выгоды строительства. Согласно ответу Росстата от 06.09.2012 г. № 04-1228 на запрос ГУВД Иркутской области средняя стоимость квадратного метра жилья в г. Иркутске в 1 квартале 2008 г. составила 57 650 рублей (т. 2, л. д. 193 уголовного дела в отношении Король М.Ю.). Схожие цифры рыночной стоимости жилья приводит и застройщик ООО «Максстрой» в своей справке на март 2008 г. – 53 тыс. рублей за кв. м. (т. 2, л. д. 191 уголовного дела в отношении Король М.Ю.). Элементарный подсчет вышеприведенных цифр показывает, что только на продаже квартир по льготной стоимости сотрудники Университета в общей сложности выручили – 304 924 109 руб. Разве это не выгода для ВУЗа и государства, заслуженные граждане которого смогли сэкономить такие средства!

Кроме этого, для Университета было построено (без каких либо затрат со стороны ИрГТУ) административное нежилое помещение площадью 1 054 кв.м., рыночная стоимость которых составляет не менее 50-60 млн. рублей. (Общая площадь застройки территории, как указано выше, составила примерно 2,013 Га).

В соответствии с постановлением четвертого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2016 г. за ИрГТУ признано право оперативного управления на нежилые помещения, расположенные в жилом комплексе по ул. Лермонтова, 81, общей площадью более 1 тыс. кв. м. Фактически указанные нежилые помещения были переданы Университету по акту приема-передачи еще раньше – в 2012 году.

Таким образом, изменения договора улучшили его первоначальные условия, освободили Университет от бремени лишних затрат и проблем по оформлению квартир, позволили расширить число лиц, получивших квартиры на льготных основаниях.

Кроме того, несомненным преимуществом данного строительства явились ремонт и обновление тепло-водо-коммуникационных трасс, проложенных на территории Университета. Участок был освоен, облагорожен. Участок находится в федеральной собственности, в соответствии со свидетельством о государственной регистрации права собственности. Все это свидетельствует о том, что решение жилищной проблемы Университета позволило обеспечить высокий материальный и социальный эффект в интересах конкретных граждан, Университета, общества и государства.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» от 16 октября 2009 г. под нарушением законных интересов граждан или организаций в результате превышения должностных полномочий, что является конститутивным признаком вменяемого Головных И.М. преступления, Пленум, в ч. 3 п. 18 постановления предлагает понимать, в частности, «создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и общественной нравственности (например, создание должностным лицом препятствий, ограничивающих возможность выбрать в предусмотренных законом случаях по своему усмотрению организацию для сотрудничества)». Действия Головных И.М., во-первых, не выходили за рамки предоставленных ему полномочий и, во-вторых, не создавали препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей. Более того, действия ректора ИрГТУ позволили сотрудникам Университета в полной мере удовлетворить свои насущные потребности в жилье, что, в свою очередь, положительно сказалось на развитии Университета в целом.

Для уголовного дела необходим конкретный материальный ущерб, имеющий определенное стоимостное выражение. С этой целью постановлением следователя Черкашиной О.В.  были назначены и проведены независимые оценочные экспертизы. На разрешение экспертов были поставлены два вопроса: «Каковы рыночная стоимость земельного участка и его кадастровая стоимость на момент заключения договора, то есть на 07.04.2005 г.?».  Выводы эксперта следующее:

– рыночная стоимость – 33 082 000 рублей;

– кадастровая стоимость – 148 678 784, 76 рублей.

Статья 66 Земельного кодекса Российской Федерации прямо закрепляет необходимость приравнивания кадастровой стоимости земельного участка к его рыночной стоимости, в случае проведения такой экспертной оценки. Помимо этого, и эксперты лишний раз напомнили следователям о необходимости брать в расчет именно рыночную стоимость земельного участка, прямо указав об этом выделенным шрифтом в своем заключении № 043 Гэ-06/14.Поскольку в  заключении экспертов № 053Гэ-07/14 от 27 марта 2014 г.,  по состоянию на 07.04.2005 г. обоснована  рыночная стоимость  части  земельного участка с кадастровым номером 38:36:000033:0187, площадь которой  отражена  в заключении экспертов  ОАО «ВостСиб АГП»,  то кадастровая стоимость определяется на основе  рыночной стоимости, полученной   на указанную дату.

Кадастровая стоимость земельного участка имеет специальное назначение – это определенная расчетная величина, устанавливаемая в результате государственной оценки земли с учетом ее местонахождения и классификации по целевому назначению. Кадастровая стоимость участка применяется при расчете размера земельного налога, арендной платы или платы за пользование земельными участками. Под рыночной стоимостью объекта оценки, в соответствии с Законом «Об оценочной деятельности», понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства. Устоявшая судебная практика по уголовным делам и судебные решения принятые, в том числе и высшей судебной инстанцией – Верховным Судом России, неизменно берут в расчет рыночную стоимость имущества, являющегося предметом преступлений.

В ходе судебного разбирательства было приобщено заключение специалиста в области оценочной деятельности, кандидата экономических наук, доцента кафедры ФГБОУ  ВО  «Байкальский Государственный  университет», исполнительного директора, оценщика ЗАО «Региональное агентство оценки бизнеса» Жижко И.Б., которая также была допрошена в судебном заседании. Жижко И.Б. пояснила, что законодательством,  действующим на  07.04.2005 г., установлено назначение кадастровой стоимости, принимаемой для оценки земельных участков, в качестве  налоговой базы,  а также для  расчета арендной платы. Указанный перечень является полным. При определении материального ущерба, причиненного преступлением, используется рыночная стоимость земельного участка. В редакции ЗК РФ  № 8 от 07.03.2005 г. –  кадастровая стоимость земельного участка устанавливается в процентах от его рыночной стоимости.

Поскольку  по состоянию  на 07.04.2005 г. земельный участок с кадастровым номером  38:36:000033:0187 не состоял на кадастровом учете,  государственная кадастровая оценка указанного участка  не проведена. Постановлением губернатора Иркутской области от 28.02.2003 № 87-П утверждены  результаты государственной кадастровой оценки земель поселений Иркутской области  в границах кадастрового квартала, кадастровая стоимость земельного участка с кадастровым номером 38:36:000033:0187на 07.04.2005 г. не установлена.

 

В кадастровом плане земельного участка  с присвоенным номером 38:36:000033:0187 от 14.03.2006 г. № 74/06-923, отмечено, что в ГЗК отсутствуют сведения, позволяющие однозначно определить  земельный участок как объект  недвижимого имущества, подлежащий передаче при сделке. Границы и площадь  земельного участка подлежат определению в установленном порядке.  Нормативная цена и ставка земельного  налога не отражены.  Цель предоставления кадастрового плана (выписки) – в соответствии с заявлением  для проведения работ  по межеванию (т. 9, л. д. 7).

В  письме ФГБУ «ФКП Росреестр» по Иркутской области от 24.05.12  указано, что сведения о земельном участке с кадастровым номером 38:36:000033:0187,  внесены в ГКН на основании Оценочной описи, утвержденной   Управлением  Роснедвижимости по Иркутской области только 03.08.2005 г. (т. 9, л. д. 236).

В  справке о кадастровой стоимости  земельного участка (№ 38:36:000033:0187)   от 18.06.2013 г.  отмечено, что сведения о   кадастровой стоимости  в ГКН по состоянию  на 07.04.2005 г. отсутствуют (т. 11, л. д. 146).

К материалам уголовного дела, допрошенным в судебном заседании Фабричным А.И., по постановлению суда, приобщены официальные разъяснения Департамента корпоративного управления Минэкономразвития России по вопросам определения кадастровой стоимости от 27.05.2011, в соответствии с которыми при определении кадастровой стоимости не учитываются специфические характеристики земельного участка, что может вызвать несоответствие кадастровой стоимости и рыночной стоимости одного и того же земельного участка.

Анализ материалов уголовного дела позволяет заключить, что  по состоянию  на 07.04.2005 г., а также на  дату публикации Постановления губернатора Иркутской области от 28.02.2003 № 87-П «О результатах государственной кадастровой оценки земель поселений Иркутской области» (Источник публикации: Восточно – Сибирская правда, 20.03.2003, № 54)  – сведения  о земельном участке с кадастровым номером 38:36:000033:0187   в ГКН  не внесены и участок не поставлен на кадастровый учет. Следовательно, его кадастровая стоимость на момент заключения договора застройки отсутствовала и применена к данному делу быть не может.

Более того, заключение экспертов № 053Гэ-07/14 от 27 марта 2014 г. относительно определения кадастровой стоимости земельного участка не может быть использовано в качестве доказательства по делу, поскольку выводы экспертов основаны на не действовавшей редакции ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ» от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ.

Так эксперты в резолютивной части своего заключения сослались на  ст. 24.12, 24.18 гл. 3 ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ» от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ для расчета кадастровой стоимости земельного участка на 07.04.2005 г. Однако, глава 3 «Об оценочной деятельности в РФ» от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ и, соответственно, ст. 24.12, 24.18 появились в этом Законе на основании внесенных в него изменений ФЗ от 22.07.2010 г. № 167-ФЗ, которые вступили в законную силу с 01.01.2011 г.  На 07.04.2005 г. в ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ» вообще отсутствовало  такое понятие как «кадастровая стоимость». Таким образом, эксперты определили кадастровую стоимость участка на основании нормативного акта, вступившего в силу спустя почти 6 лет с момента подписания договора застройки.

Причина явного нарушения Закона кроется в стремлении любыми способами добиться привлечения Головных И.М. к уголовной ответственности. При этом инкриминируемая стоимость земельного участка имеет принципиальное значение. В тех же самых экспертных исследованиях была определена рыночная стоимость нежилых помещений – 26 866 626 рублей, что незначительно ниже определенной ими же  рыночной стоимости земли. И это только прямая имущественная выгода Университета! Следует добавить сюда льготу, в виде 50% от продажной стоимости 191 квартиры для сотрудников ИрГТУ. Общая материальная выгода от договора застройки для Университета и его сотрудников многократно превышает рыночную стоимость земельного участка! Рыночная стоимость земельного участка на 2005 г., установленная экспертами, не только исключает квалифицирующий признак, предусмотренный ч. 3 ст. 286 УК РФ – «тяжкие последствия», но и сам состав преступления.

И это еще не все! В судебном заседании исследовано заключение судебно-геодезической экспертизы, проведенной экспертами Насибуллиной А.С. и Поздеевой Т.С. (т. 52, л. д. 48-80). В резолютивной части экспертного исследования эксперты делают вывод о том, что детальное исследование кадастровой выписки, незаконно полученной от следователя, позволяет прийти к выводу о том, что только часть земельного участка с кадастровым номером 38:36:000033:0187, площадью 27058,64 кв. м. относится к территории застройки, а другая часть, площадью 3487,82 кв. м. застроена на земельном участке, имеющим кадастровый номер 38:36:000033, относящегося к государственным и муниципальным землям, право собственности на которые не разграничено.

Общую площадь застройки эксперты определяют как сумму вышеуказанных площадей земельных участков – 30546,46 кв. м., которая положена в основу обвинения, несмотря на то, что перед экспертами был поставлен следователем вопрос об определении исключительно площади земельного участка, имеющего кадастровый номер 38:36:000033:0187, а не смежных с ним участков.

В настоящее время, с учетом того, что результаты судебно-геодезической экспертизы положены в основу обвинения, Головных И.М. незаконно обвиняется в распоряжении земельным участком, находящегося в федеральной собственности, в то время как, достоверно установлено, что часть территории застройки относится до настоящего времени к государственным и муниципальным землям, право собственности на которые не разграничено.

Основания для назначения судебно-геодезической экспертизы отсутствовали, поскольку деяние, инкриминируемое Головных, окончено не с момента завершения строительства жилого комплекса и его благоустройства, а с момента заключения договора застройки  – 07.04.2005 г. Площадь застройки земельного участка 38:36:000033:0187 определена архитектурно-планировочным заданием, указана в государственном акте приемки жилых домов в эксплуатацию и составляет 2,013 га. Указанная площадь была установлена до заключения договора застройки. Следовательно, последующие изменения площади, если они и имели место быть, юридического значения для уголовного дела не имеют.

Таким образом, в рамках обвинения площадь земельного участка с кадастровым номером 38:36:000033:0187, составляет округленно только 2,7 га, что понижает и рыночную стоимость этого земельного участка.

Кроме того, настоящее экспертное исследование проведено с нарушением уголовно-процессуального Закона и не имеет юридическую силу.

Согласно заключению, экспертиза начата 23.10.2013 г. в 11.10 и окончена 12.12.2013 г. в 16.20. Перед экспертами был поставлен вопрос: «Каковы координаты границ и общая площадь части земельного участка, с кадастровым номером 38:36:000033:0187, застроенной зданиями, подземными гаражами-стоянками, трансформаторной подстанцией, расположенными по адресу: г. Иркутск, ул. Лермонтова 81/1-81/24, включая территории, необходимые для  эксплуатации зданий и территорий под благоустройство?».

В обязанности эксперта при проведении экспертизы входило самостоятельное определение координат границ и общей площади части земельного участка, а также установление фактических границ и площади застройки, включая благоустройство.

Как следует из материалов уголовного дела, границы земельного участка и координаты были установлены и зафиксированы следователем Лебедевым И.С. в протоколах осмотра местностей от 23, 24, 25 октября 2013 г. с участием одного эксперта – Насибуллиной А.С., а также двух представителей потерпевшей стороны – ИрГТУ, представителя Управления Росимуществом России по Иркутской области и оперуполномоченного ГУ МВД России по Иркутской области Мухина А.В.

Таким образом, следственные действия, целью которых являлись получение полевых результатов, были положены в основу экспертного исследования, проводились следователем с участием одного из двух экспертов после назначения экспертизы, что недопустимо в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального Закона.

Как следует из материалов уголовного дела экспертиза производилась с участием как следователя, так и иных участников уголовного судопроизводства, что не отражено в самом заключении.

В соответствии со ст. 197 УПК РФ следователь вправе присутствовать при производстве судебной экспертизы, получать разъяснения эксперта по поводу проводимых им действий. Факт присутствия следователя при производстве судебной экспертизы отражается в заключении эксперта.

В экспертном исследовании никак не отражены результаты осмотров местностей. В заключении отсутствует описательно-мотивировочная часть, отражающая ход, результаты и обоснование выводов экспертов. Из заключения не ясно, какие именно исследования провели эксперты, какие методики применяли.

Более того, в своем заключении эксперты указали, что экспертом Насибуллиной А.С. самостоятельно, в рамках проводимой экспертизы, 18 и 19 ноября 2013 г. производилась дополнительная геодезическая съемка зданий А, Б, В. Ход, порядок, результаты дополнительной съемки в заключении не отражены. Следственные действия в указанные даты также не проводились.

Согласно п. п.  9, 10 ч. 1 ст. 204 УПК РФ в заключении эксперта указываются  содержание и результаты исследований с указанием примененных методик; выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

В заключении эксперта указано, что экспертом с целью получения полного исследования и дачи объективного и обоснованного заключения был сделан устный запрос о предоставлении дополнительных материалов: кадастровых выписок об исследуемых земельных участках за ноябрь 2013 г., которые были предоставлены следователем сопроводительным письмом от 03.12.2013 г.

Согласно ст. 57 УПК РФ эксперт вправе ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения.

Ходатайство эксперта заявляется и разрешается следователем в порядке, предусмотренном ст. 119-122 УПК РФ, который был нарушен как экспертом, так и следователем. В материалах уголовного дела отсутствуют как само ходатайство эксперта, так и постановление следователя о разрешении этого ходатайства, равно как и сопроводительное письмо, указанное в заключение эксперта.

Относительно целевого использования земельного участка. Из анализа материалов уголовного дела, заключения специалиста Жижко И.Б. и норм действовавшего законодательства следует, земли, указанные в п.1, ст. 7 Земельного Кодекса РФ, используются в соответствии с установленным для них целевым назначением. Правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий, общие принципы и порядок проведения которого устанавливаются федеральными законами и требованиями специальных федеральных законов.

В Свидетельстве о государственной регистрация  права постоянного (бессрочного) пользования  определена категория земельного участка с кадастровым номером  38:36:000033:0187: земли поселений (Свидетельство  38-АА № 043595  выдано 17 января 2002 года).

Постановлением  мэра г. Иркутска от 25. 03.2005  № 031-06-523/5 ГОУ ВПО ИрГТУ разрешено строительство группы жилых домов с нежилыми помещениями и подземными автостоянками на земельном участке, площадью 437 791 кв.м., расположенном в Свердловском районе г. Иркутска по ул. Лермонтова. Кадастровый номер земельного участка:  38:36:000033:0187.

Таким образом,  правовой режим земельного участка с кадастровым номером  38:36:000033:0187 включает категорию – земли поселений (в действующей редакции закона – земли населенных пунктов), разрешенное использование  – под эксплуатацию и развитие комплекса зданий, сооружений технического университета.  Предоставление  в установленном порядке  части  указанного земельного участка под строительство группы жилых домов с нежилыми помещениями и подземными автостоянками не противоречит  законодательству, поскольку Актом № 25  от 27 марта 1957 г. предусмотрено  возведение производственных  и жилых зданий на переданном в   бессрочное пользование земельном  участке (согласно плану).

В целях реализации положений Земельного кодекса РФ, в частности глава .I.1. «Образование земельных участков» (введена Федеральным законом от 22.07.2008 N 141-ФЗ),   необходимо произвести работы по образованию земельного участка при  выделе из земельного участка с  кадастровым номером  38:36:000033:0187. На основании  Постановления  мэра г. Иркутска от 25. 03.2005  № 031-06-523/5, вновь образованному земельному участку присваивается разрешенное использование, которое должно отвечать утвержденному классификатору видов разрешенного использования земельных участков и соответствовать  разрешению на строительство группы жилых домов с нежилыми помещениями и подземными автостоянками. Следовательно, никаких нарушений в части использования земельного участка по целевому назначению не имеется.

Различными государственными органами осуществлялись проверки использования земельного участка по ул. Лермонтова, находящегося в постоянном (бессрочном) пользовании ИрГТУ. Результаты отдельных проверок изложены выше. Помимо этого, проводились следующие проверки:

– ТУ Росимущество с 2004 до сентября 2006 года проводило согласования с вышестоящими организациями по разграничению земель ИрГТУ в собственность РФ. Данная работа, безусловно, сопровождалась проверкой участков ИрГТУ на предмет их использования, в том числе осуществления строительства.

– ТУ Росимущество  в 2010 г. проводило проверку порядка использования и сохранности федерального недвижимого имущества, находящегося на праве оперативного управления о ИрГТУ, в том числе по месту осуществления строительства. Нарушений в части использования земельного участка не установлено (т. 9, л. д. 229-230).

– 19.08.2011 г. ведущий специалист-эксперт отдела государственно-земельного контроля Управления Росреестра по Иркутской области Кошкарев А.В. на основании обращения прокуратуры Свердловского района г. Иркутска, совместно с помощником прокурора Тютриной Ю.Н. провел проверку соблюдения  земельного законодательства фактического использования земельного участка ИрГТУ, кадастровый номер 38:36:000033:0187. По результатам проведенных проверочных мероприятий нарушений требований земельного законодательства не выявлено (т. 11, л. д. 104).

– В 2012 г. ТУ Росимущества в Иркутской области была проведена проверка использования федерального имущества ИрГТУ. По результатам проверка составлен Акт от 05.09.2012 г., №П-09/08-У-18. Сам Акт не обнаружен в уголовном деле, но есть письмо Теримущества от 01.02.2013 г., в котором говорится об этом акте (том 1, л.д. 155).

– В 2008 – начале 2009 года по обращению главного редактора губернского еженедельника «Родная земля» Шахматова А.П. (зарегистрировано в КУС  №971 от 15.08.2008 г.) Иркутским МРО УНП ГУВД по Иркутской области проводилась проверка в отношении ректора ИрГТУ  Головных И.М. и проректора по экономике Казакова В.Д. Один из вопросов проводившейся проверки – законность строительства жилых домов на участке по ул. Лермонтова.

Проверкой не  установлено нарушений закона  при строительстве жилых домов по ул. Лермонтова 81. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 12.02.2009  указано, что 01.08.2006 г. земельный участок, находящийся в пользовании ИрГТУ переведен в Федеральную собственность. До этого времени участок находился в муниципальной собственности. Также установлено, что строительство группы жилых домов осуществлялось на основании разрешительных документов, выданных администрацией г.Иркутска, в том числе постановлением мэра от 25.03.2005 г. Таким образом, администрация г. Иркутска, как орган исполнительной власти, являвшейся в указанный период собственником земельного участка, разрешила использовать указанный участок для строительства. В отношении Головных И.М. принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ – злоупотребление своими должностными полномочиями.

Допрошенный в судебном заседании бывший старший оперуполномоченный Иркутского МРО УНП ГУВД Иркутской области Ваганов О.С. показал, что он действительно проводил вышеуказанную проверку и принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Ознакомившись с представленной ему копией постановления, он пояснил, что выводы, изложенные в нем, относительно земельного участка он подтверждает, подписи в постановлении его.

Наличие неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела   является безусловным препятствием для возбуждения уголовного дела по тем же основаниям, что влечет за собой признание уголовного преследования Головных И.М. и всех доказательств по делу, начиная с 16.06.2013 г., незаконными. Бросается в глаза то обстоятельство, что материалы проверки были уничтожены по истечении срока их хранения на основании предоставленного суду акта от 24.02.2014 г., то есть спустя 8 месяцев после возбуждения уголовного дела. Таким образом, на момент принятия решения о возбуждении уголовного дела – 16.06.2013 г. постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и материалы проверки существовали и хранились в архиве ГУВД Иркутской области. Несмотря на то, что в настоящее время они уничтожены, это не влияет на выводы о незаконности возбуждения уголовного дела, а все возникшие сомнения должны толковаться в пользу защиты.

Кстати, за свои публикации Шахматов А.П. был привлечен к гражданско-правовой  ответственности. Исполнительный документ номер 2-348/2009 от 22.09.2009 г. обязал Шахматова А.П. опровергнуть сведения распространенные в газете Родная земля, №10 (392) от 14 апреля 2008 г. в статье «Новый бизнес ректора Головных», как несоответствующие действительности.

Хотелось бы привести оценку общественных организаций, авторитетных лиц, компетентных органов действий Головных И.М. и последствий принятого решения о строительстве жилого комплекса.

После возбуждения уголовного дела Ученый Совет Национального Исследовательского Иркутского государственного технического университета на своем заседании от 26.06.2013 г. выразил озабоченность по поводу возбуждения уголовного дело в отношении ректора, отметив, что ректор Головных И.М. действовал исключительно в контексте решений Ученого совета. Ученый совет неоднократно своими решениями предписывал исполнительному руководству вуза предпринять все действия, необходимые для жилой застройки пустующих территорий ИрГТУ. Решения Ученого совета о необходимости застройки за счет сторонних инвесторов и привлеченных подрядных организаций принимались, исходя из соображений острой необходимости удержать ценных, а также перспективных молодых сотрудников ИрГТУ. Эти решения находились и находятся в полном соответствии с государственной жилищной политикой. Ученый совет, не давая оценки действиям ректора с точки зрения уголовного права, отметил, безусловно, положительные последствия этих действий для университета, позволившие сохранить коллектив, поддержать заслуженных и молодых сотрудников. В конечном итоге это сыграло свою роль при подведении итогов конкурса на статус национально-исследовательского вуза, помогло вывести университет в число лидеров высшего образования России. Так, по итогам 2012 года, ИрГТУ занял 23-е место в рейтинге «Интерфакс-Эхо Москвы» среди более чем тысячи российских вузов, опередив такие вузы, как Московский авиационный институт, Дальневосточный федеральный университет, Казанский технический университет им. А.Н. Туполева, Медицинский университет им. Н.И. Пирогова и т.д. Данное решение Ученым советом было принято единогласно всеми 40-ка его членами, не отменено и не оспорено и является обязательным к исполнению всеми должностными лицами ИрГТУ. Позиция ИрГТУ в лице ее юриста, действующего по доверенности от и.о. ректора Афанасьева, идущая в разрез решению Ученого совета является незаконной.

В газете «Аргументы и факты» содержится интервью академика РАН, заведующего лабораторией геохимии континентальных осадков и палеоклимата Института геохимии им. А.П. Виноградова Сибирского отделения РАН Кузьмина М.И., который изложил свое мнение относительно принятого решения: «Если коротко, то ученый совет ИрГТУ в свое время решил построить комплекс, чтобы улучшить жилищные условия сразу значительного числа сотрудников вуза. Решение правильное. Только так можно оставить лучших из лучших в коллективе и привлечь квалифицированных специалистов со стороны. Ученый Совет дал поручение ректору обеспечить реализацию этого решения. В итоге построили дома и туда заехали почти 200 человек, имеющих непосредственное отношение к университету. Это разве не благо? Не общественное благо?

Головных вменяют нанесение ущерба государству в размере 15 млн. руб., тогда как на самом деле сотрудники университета приобрели квартиры по льготной цене, составляющей 50% цены рыночной, и экономия при этом составила свыше 223 млн. руб.

Университету также было передано безвозмездно около 1100 кв. м. нежилых помещений общей стоимостью около 50 млн. руб. Мало того, территория всего студгородка, куда входит этот участок, за счет подрядной организации подверглась существенному улучшению в виде глубокой модернизации инженерной инфраструктуры, а это трасформаторные подстанции, водоводы, канализационные коллекторы, линии электропередач и тому подобное. Многие и многие миллионы рублей на благо жителей города! Огромную и полезную работу проделал вуз и лично Иван Головных, а ему пытаются поставить в вину!» («Аргументы и факты» № 50 (1727) 11-17 декабря 2013 г. «Очень странная история!»).

Секретарь Общественной Палаты Российской Федерации Велихов Е.П. в своих обращениях к Генеральному прокурору РФ и Председателю Следственного комитета РФ отметил следующее: «Убежден, что И.М. Головных действовал в интересах государства и общества, оказав содействие более 200 сотрудникам университета в получении жилья по льготной цене на пустующем на протяжении многих лет участке, где был возведен жилой комплекс. Считаю решение жилищной проблемы научных сотрудников и преподавателей важной государственной задачей, на реализации которых может негативно сказаться прецедент уголовного преследования ректора».

Иркутский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук в лице Председателя Президиума, академика Бычкова И.В. в обращениях в адрес прокурора Иркутской области и руководителя СУ СК РФ по Иркутской области также указал, что «укрепление кадрового потенциала ИрГТУ было обеспечено, в том числе, за счет реализации жилищной программы, принятой Ученым советом Университета. В результате строительства около 200 сотрудников Университета приобрели квартиры стоимостью 50% от рыночной, а Университет получил безвозмездно около 1100 кв. м. нежилой площади, также была улучшена инфраструктура Студгородка».

Иркутское региональное объединение работодателей «Партнерство Товаропроизводителей и Предпринимателей» в лице Президента Соболя А.И. в своих в обращениях в адрес прокурора Иркутской области и руководителя СУ СК РФ по Иркутской области отразило: «Вся деятельность Головных И.М. проходила на глазах членов ИРОР «ПТ и П». Его успехи на посту ректора были, прежде всего, результатом укрепления кадрового потенциала университета, в том числе за счет жилищного строительства в условиях отсутствия государственного финансирования. Члены Президиума отметили, что тот подход в жилищном строительстве, который реализовал ректор ИрГТУ Головных И.М., был типичным для многих ВУЗов, государственных учреждений Иркутской области и других регионов страны».

Ассоциация выпускников Национального Исследовательского Иркутского государственного технического университета в лице Президента Круглова В.К., Председателя правления Геевского О.А. в обращении к прокурору Иркутской области указала, что «На основании решения Ученого совета ИрГТУ И.М. Головных, будучи на посту ректора университета, организовал строительство жилья с целью закрепления высококвалифицированных кадров. Это позволило не только удержать высококвалифицированных специалистов и перспективных молодых ученых, но и усилить кадровый потенциал за счет привлечения ценных специалистов из других организаций».

В соответствии со ст. 6 Федерального Закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» на основании адвокатского запроса мною было получено консультативное заключение по вопросам применения законодательства, возникших при разрешении данного уголовного дела. Заключение составлено и принято единогласно на заседании кафедры уголовного права и криминологии Российской правовой академии Министерства юстиции РФ. В состав комиссии вошли авторитетные ученые, имеющие богатый опыт работы на руководящих должностях различных правоохранительных органах (Верховный Суд РФ, Генеральная прокуратура РФ, Следственный комитет РФ и др.), являющиеся членами научно-консультативных советов при Верховном Суде РФ, Следственном комитете РФ, разных международных организаций, в том числе Международного Научно-консультативного совета ООН.

Кафедрой отмечено, что «Головных И.М., работая долгое время в Университете, неоднократно сталкивался с проблемой жилья не только для заслуженных учёных, но и для молодых специалистов. Вопрос о необходимости строительства жилья для сотрудников Университета, неоднократно поднимался Учёным советом Университета. Впрочем, ректор и Совет Университета проводили в жизнь программу Президента и Правительства Российской Федерации о необходимости строительства жилья и изыскания всех доступных способов для такого строительства, что в итоге было закреплено в распоряжении Правительства РФ от 30 ноября 2012 г. № 2227-р «О государственной программе «Обеспечение доступным и комфортным жильём и коммунальными услугами граждан Российской Федерации» .В цитируемом постановлении Правительства в качестве задач такой программы указано на вовлечение в оборот земельных участков в целях строительства жилья экономкласса. Соблюдая приоритеты социальной политики, выраженные в речах и нормативных актах Президента, Премьер-министра, членов Правительства РФ, ректор, руководствуясь решениями Учёного совета Университета, 7 апреля 2005 года заключил с ООО «Максстрой» договор застройки».

Кроме того, в ходе предварительного следствия на основании адвокатских запросов были получены следующие консультативные заключения:

– «Круглого стола» адвокатов Иркутска, имеющих опыт практической и научно-преподавательской деятельности в области уголовного и гражданского права;

– кафедры уголовного права Юридического института Иркутского государственного университета;

По обращению академика Российской академии наук Кузьмина М. И. было получено правовое заключение ООО «Иркутское правовое агентство».

Заключения специалистов приобщены к материалам дела на основании положений статей 53, 57, 58, 74, 80, 86, 120 УПК РФ, ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и других норм уголовно-процессуального законодательства РФ и подлежат оценке наряду со всеми доказательствами по делу.

Вопрос о положительных моментах строительства жилого комплекса активно обсуждался на различных информационных сайтах, имеющих широкий общественный спрос и посещаемость, в частности:

http://newsbabr.com

http://baikal-info.ru

http://bg-irkutsk.livejournal.com

http://www.irk.ru

http://34.194.73.223

 

По обвинению по ч. 1 ст. 286 УК РФ

 

Согласно обвинению Головных И.М. также инкриминируется незаконное, самовольное издание и подписание приказа по ИрГТУ № 2396 от 20.12.2010 г. о начислении и выплате ему премии по итогам работы в 2010 г., в результате чего им был причинен имущественный вред ИрГТУ на сумму излишне выплаченной премии в размере 2 186 100 рублей. Превышение должностных полномочий, по версии следствия, продиктовано желанием скорейшего получения премии, из корыстных побуждений.

На Головных И.М. возлагается вина в подписании приказа № 2396 от 20.12.2010 г. на два дня раньше, чем был подписан приказ Минобрнауки России № 1968 от 22.12.2010 г. Данное несоответствие расценивается как умышленное превышение должностных полномочий, совершенное с целью причинения имущественного ущерба государственному учреждению и нарушения прав сотрудников ИрГТУ.

Выводы обвинения о совершении Головных И.М. действий по начислению и выплате себе премии, самовольном издании приказа явно надуманы. Убежден, что в его действиях отсутствует состав преступления и Головных И.М. подлежит оправданию по следующим основаниям.

По сложившейся долгое время практике, существовавшей как до издания приказа Минобрнауки России № 1968 от 22.12.2010, так и в последующие годы, сумма премии ректору сообщалась бухгалтерии ИрГТУ Министерством образования и науки России (Минобрнауки РФ) по телефону. Как правило, эту информацию получала главный бухгалтер ВУЗа, которая готовила проект приказа о выплате премий или поручала эту работу другому бухгалтеру. Общий контроль за деятельностью бухгалтерии и ведением финансов осуществлял проректор по финансовым вопросам Казаков В.Д., которому данные полномочия делегированы ректором, на основании локальных нормативных актов.

В ИрГТУ, как и в любом бюджетом учреждении, было установлено требование о необходимости сбора и оформления необходимых документов для выплаты годовой премии сотрудникам ВУЗа до 20 декабря каждого года, т.к. последний срок проведения платежей федеральным казначейством – 25 декабря. Сбором и оформлением документов, контролем за соблюдением сроков платежей, занимались сотрудники бухгалтерии, под руководством главного бухгалтера.

По своим должностным обязанностям, закрепленным в Уставе и трудовом договоре, сам Головных И.М. не занимался начислением премий сотрудникам ИрГТУ, в том числе и себе лично.

В соответствии с п. 2.1.7. трудового договора с ректором ИрГТУ от 30.03.2010 г. (т. 12, л. д. 4) Головных И.М. вправе делегировать часть своих полномочий проректорам и руководителям структурных подразделений. Аналогичное положение содержится в Уставе ИрГТУ.

Головных И.М., действуя в рамках своих полномочий, подписал трудовой договор с проректором по экономике Казаковым В.Д., закрепив за ним в п. 1.3. договора (т. 12, л. д. 43) обязанность по обеспечению, организации, планированию и контролю планово-финансовой деятельности Университета, решению всех вопросов бюджетного регулирования.

В соответствии с должностной инструкцией главного бухгалтера ИрГТУ, утвержденной Головных И.М. (т. 12, л. д. 48-51), в обязанности Король М.Ю. входили:

– обеспечение правильности, законности и своевременности оформления документов, расчетов по заработной плате, к которой в соответствии с ТК РФ относятся и выплаты стимулирующего характера – премии (п. 2.6);

– осуществление контроля за соблюдением порядка оформления первичных и бухгалтерских документов, расчетов и платежных обязательств, расходования фонда заработной платы (п. 2.7);

– принятие мер по предупреждению недостач и незаконного расходования денежных средств, товарно-материальных ценностей, нарушений финансового и хозяйственного законодательства (п. 2.9);

– ведение работы по обеспечению строгого соблюдения штатной, финансовой и кассовой дисциплин (п. 2.12);

– главному бухгалтеру предоставляется право подписания платежных и всех финансовых документов (п. 5.1).

Таким образом, основываясь на требованиях вышеперечисленных локальных нормативных актов, можно сделать вывод о том, что обязанности по обеспечению контроля за правильностью и достоверностью сведений, содержащихся в приказах ректора о выплате премий, отнесены к компетенции главного бухгалтера Король М.Ю. и проректора по экономике Казакова В.Д. Подпись ректора Головных И.М. является юридическим основанием для производства таких выплат, как руководителя учреждения.

В ходе судебного разбирательства установлено, что 14.12.2010 г. из Министерства образования и науки России в ИрГТУ поступили денежные средства на оплату выплат стимулирующего характера сотрудникам ИрГТУ, включая ректора, – премиальный фонд, в размере 16 766 000 рублей. С этого момента бухгалтерия ИрГТУ стала ежедневно созваниваться с Минобрнауки для выяснения суммы премии ректору Головных И.М., с целью распределения оставшихся денежных средств между сотрудниками ВУЗа. Получить данную информацию, главный бухгалтер Король М.Ю. поручила заместителю начальника планово-экономического отдела Бесединой, которая лично созванивалась с сотрудниками Минобрнауки по этому вопросу.

Допрошенные в судебном заседании свидетели главный бухгалтер Король, начальник планово-экономического отдела Максимова, заместитель главного бухгалтера Князева и бухгалтер расчетной группы Позанова показали, что информацию о размере премии ректору по телефонному звонку в Минобрнауки получила Беседина, которая сообщила сумму – 3 503 300 рублей главному бухгалтеру Король в присутствии Князевой и Позановой. Впоследствии Максимова обнаружила в служебном кабинете письмо Минобрнауки от 13.12.2010 г. № ИБ 421/02, на обороте которого имелись собственноручные записи Бесединой с суммой премии ректору Головных – 3 503,3 и общая сумма премиального фонда ИрГТУ (т. 13, л. д. 187). Несмотря на то, что Беседина факт получения информации о сумме премии ректору отрицает, данные обстоятельства нашли свое подтверждение в совокупности исследованных в суде доказательств.

Приказы Министерства образования и науки России о начислении ежегодных премий никогда не объявлялись и не вручались Головных И.М. лично. Их получали сотрудники бухгалтерии в следующем году, уже после выплаты премии. Проблем по этому вопросу никогда не возникало. Аналогичная ситуация сложилась и в 2010-2011 годах. Приказ Минобрнауки России № 1968 от 22.12.2010 г. в ИрГТУ не поступал. Впервые данный приказ появился в материалах уголовного дела после запроса ГУВД Иркутской области от 24.08.2012 г. по истребованию данного приказа из Минобрнауки России (т. 11, л. д. 194).

Согласно реестру рассылок приказа о премировании, только в феврале 2011 г. главный бухгалтер Король М.Ю., находясь в служебной командировке в Москве, получила по собственной инициативе у сотрудника министерства Стулова выписку из приказа № 1968,  с действительным размером премии ректора – 1 317 200 рублей, поставив свою подпись в реестре рассылок выписок из приказа № 1968 (т. 13, л. д. 95) .Факт получения Король данной выписки подтверждается справкой ИрГТУ о служебных командировках в Москву с 06.02.2011 по 11.02.2011 г. и с 23.02.2011 по 27.02.2011 г. (т. 11, л. д. 135 уголовного дела в отношении Король М.Ю.) и заключением судебно-почерковедческой экспертизы, в соответствии с которым подпись в реестре рассылок выполнена Король М.Ю. (т. 11, л. д. 219-236 уголовного дела вотношении Король М.Ю.).Не отрицает факт получения выписки из Приказа № 1968 в феврале 2011 г. и сама Король М.Ю. Необходимо заметить, что сумма премии ректору охраняется Федеральным Законом № 152-ФЗ от 27.07.2006 г. «О персональных данных» и передача информации о размере премии ректору Головных И.М. в форме письменной выписки возможна либо лично Головных, либо уполномоченному лицу, к которым Король М.Ю. отнесена быть не может, что свидетельствует о нарушении Закона со стороны сотрудников Министерства образования и науки России, тем более что, согласно Приказа по ИрГТУ от 22.12.2010 г. № 39-К в период с 24.12.2010 г. по 29.12.2010 г. Головных И.М. находился в служебной командировке в г. Москве (т. 45, л. д. 66) и лично мог получить в Минобрнауке России выписку из Приказа № 1968.

Боясь быть привлечённой к дисциплинарной ответственности за допущенное ею нарушение при выплате премии ректору, Король М.Ю. скрыла от руководства ВУЗа допущенное нарушение. Разрешая запрос ГУВД Иркутской области в сентябре 2012 г. Король попросила проректора Комарова, направляющегося в служебную командировку в Москву, получить у Стулова выписку из Приказа № 1968 от 22.12.2010 г. Комаров выполнил просьбу Король и передал последней данную выписку, посредством которой впоследствии были изготовлен сфальсифицированный документ. С целью введения в заблуждение контролирующие и правоохранительные органы, а также формирования документов бухгалтерской отчетности, Король М.Ю., обратившись к Максимовой Н.Б., с использованием сканера и цветного принтера, подделала выписку из Приказа № 1968, изменив сумму премии с 1 317 200 на 3 503 300 рублей, и предоставила его по запросу правоохранительным органам и приобщила его к документам бухгалтерской отчетности, что подтверждается заключением судебно-криминалистической экспертизы (материалы уголовного дела в отношении Король М.Ю.). Данные факты красноречиво свидетельствуют о намеренном характере действий Король М.Ю., направленных на избежание своей ответственности любыми способами, не задумываясь о негативных последствиях ее поведения для руководителя ВУЗа Головных И.М.

В 2011 году в ИрГТУ проводилась проверка финансово-хозяйственной деятельности ИрГТУ сотрудниками ФГБНУ «Аналитический центр» (г. Москва). По результатам проверки 17.08.2011 г. была составлена справка об оплате труда в ИрГТУ, в которой указано, что премия ректору по итогам 2010 года составила 1 317 200 рублей. Фактически выплаченная премия ректору соответствовала сумме, установленной приказом Мионобрнауки от 22.12.2010 г. № 1968. Справка подписана сотрудниками ФГБНУ «Аналитический центр» (г. Москва) – Рябченко А.И. и Разживайкиным С.А., а со стороны ИрГТУ проректором Бугловым Н.А. и главным бухгалтером Король М.Ю. (т. 50, л. д. 163-173).

Как пояснила Король в судебном заседании, в ходе проведения данной проверки она предоставила действительную выписку из Приказа Минобрануки № 1968 и умолчала о допущенной ею ошибке при выплате премии ректору, опасаясь своего наказания. Головных И.М. о сведениях, содержащихся в указанной справке, известно не было. Участие в проверке он не принимал, справку не подписывал. Рябченко и Разживайкин, показания, которых, данные ими на предварительном следствии, были оглашены в суде, подтвердили, что свои выводы о соответствии фактически выплаченной премии ректору Приказу Минобрнауки № 1968, они сделали именно на основании выписки предоставленной им Король. Таким образом, у проверяющих органов была реальная возможность выявить допущенное нарушение и принять меры к своевременному его устранению, однако, это выполнено не было по вине главного бухгалтера Король, скрывшей данный факт от проверяющих из личной заинтересованности.

Приговором Свердловского районного суда г. Иркутска от 10.04.2014 г., имеющем преюдициальную силу, в соответствии со ст. 90 УПК РФ, констатирована виновность главного бухгалтера Король М.Ю. в допущенном нарушении, которая из личной заинтересованности злоупотребила своими должностными полномочиями, предусмотренными п. 1.5, 2.1, 2.6, 2.9 ее должностной инструкции главного бухгалтера, что лишний раз подтверждает возложение обязанностей за правильностью и своевременностью начисления и выплаты премий сотрудникам ВУЗа, в том числе и ректору, на главного бухгалтера.

Согласно приговору суда в отношении Король М.Ю. от 10.04.2014 г. материальный ущерб ИрГТУ был причинен в результате допущенных нарушений главного бухгалтера, выраженных в неправомерном начислении премии ректору, нарушении требований бухгалтерского учета, ненадлежащем контроле за бухгалтерией и сокрытии факта допущенного нарушения. Совершенное ею деяние состоит в прямой причинно-следственной связи с инкриминируемыми ей общественно опасными последствиями в виде материального ущерба в сумме 2 186 100 рублей.

Кроме того, 03.03.2014 г. в отношении Король М.Ю. следователем СУ СК РФ по Иркутской области Черкашиной О.В. вынесено постановление о прекращении уголовного дела в части служебного подлога, по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, в связи с истечением срока давности (т. 12, л. д. 171-176 уголовного дела в отношении Король М.Ю.). Выводы следствия аналогичны тем, что содержатся в приговоре суда.

Допрошенные в судебном заседании сотрудники бухгалтерии ИрГТУ Король, Князева, а также Максимова и Беседина показали, что в 2010 году была введена новая система мониторинга оплаты труда в государственных бюджетных учреждениях. В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.02.2009 г. № АЖ-П12-919 и Приказом Министерства образования и науки России от 23.12.2010 г. № 02-1363 все подведомственные Минобрнауки бюджетные учреждения должны в срок до 12 января каждого года подавать отчеты для мониторинга эффективности новой системы оплаты труда, в котором имеется утвержденная таблица (приложение) № 8, содержащая сведения об оплате труда руководителя учреждения. Данный отчет за 2010 г. с приложениями был подписан руководителем ИрГТУ в бумажном виде и в установленный срок и направлен в электронном виде по адресу: http://new.nuot.ru/.

Указанный отчет позволяет Министерству образования и науки России контролировать правильность формирования и расходования фонда оплаты труда руководителя ИрГТУ и своевременно реагировать на возможные допущенные нарушения.

Свидетель Беседина подтвердила, что она составила данный отчет и, подписав его у проректора Буглова, направила его в Минобрнауки России к 12 января 2011 г.

По судебному запросу из ИрГТУ были истребованы копия отчета для мониторинга эффективности новой системы оплаты труда по итогам 2010 года и справка обо всех произведенных выплатах стимулирования труда (премий за счет централизованных лимитов бюджетных обязательств) ректору Головных И.М. в 2010 году. Анализ данных документов позволяет сделать вывод, что общий фонд заработной платы ректору ИрГТУ в 2010 году составил 8 506 814 рублей, который включал в себя таблицу (приложение) № 8 о премии ректору за 2-4 кварталы 2010 года в фактически выплаченном размере – 3 503 300 рублей.

Следовательно, Минобрнауки России в первый рабочий день 2011 года, получив достоверные сведения о выплаченных суммах ректору ИрГТУ в 2010 году, имел реальную возможность обнаружить допущенную ошибку и принять меры к ее устранению.

По заключению комиссии Росфиннадзора России, проводившей комплексную проверку финансово-хозяйственной деятельности ИрГТУ за 2007-2012 гг., констатировано нарушение именно главным бухгалтером правил формирования учетной политики, ведения бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности, осуществления хозяйственных операций при выплате ежегодной премии ректору ИрГТУ в 2010 г. Проверяющими указано на ненадлежащий контроль главного бухгалтера за движением имущества и исполнение ею своих должностных обязанностей (т. 49, л. д. 65).

Следовательно, Головных И.М. в принципе не может нести уголовную ответственность наряду с Король М.Ю. за одни и те же действия, за одни и те же последствия этих действий, одно и то же развитие причинно-следственной связи. Подход обвинения противоречит фундаментальным принципам уголовного права и здравому смыслу. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление, если ранее за совершение аналогичного деяния осуждено другое лицо и их действия не были объединены единым умыслом, то есть не имело место соучастие в совершении преступления.

Согласно требований ТК РФ, а также заключению специалиста в области трудового права старшего преподавателя кафедры теории государства и права и социально – правовых дисциплин Юридического института ФГБОУ ВО «Байкальский Государственный университет» Загвозкиной М.Я., стимулирующая выплата в виде премии Минобрнауки РФ по итогам работы за квартал или по итогам работы за год ректору является составной частью его ежемесячной заработной платы.

Головных И.М.  имел право на получение указанной премии, поскольку условия и порядок ее выплаты предусмотрены нормативными актами, действующими на тот период, локальными актами ИрГТУ, а также данные  премиальные выплаты предусмотрены трудовым договором.

Согласно п. п. 8, 9, 10, 11, 12, 13 приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 27 ноября 2008 г. №666н «Об утверждении Разъяснения об использовании централизованных  до 5 процентов лимитов бюджетных обязательств, предусмотренных на оплату труда работников федеральных бюджетных учреждений, на установление руководителям этих учреждений выплат стимулирующего характера» в целях принятия объективного решения о выплатах стимулирующего характера руководителю учреждения может быть создана Комиссия по оценке выполнения целевых показателей деятельности федеральных бюджетных, учреждений (далее – Комиссия), на заседаниях которых руководитель учреждения имеет право присутствовать и давать необходимые пояснения. Выплата премии руководителям учреждений за соответствующий период для начисления премии производится на основании приказа учреждения при наличии соответствующего приказа главного распорядителя средств федерального бюджета. Решение главного распорядителя средств федерального бюджета о премировании доводится до руководителя учреждения в установленном порядке.

Данная обязанность Работодателя в лице Минобразования РФ предусмотрена ст. 22 ТК РФ, по которой работодатель обязан: соблюдать трудовое законодательство и иные нормативно-правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров; знакомить работников под роспись с принимаемыми локальными нормативными актами, непосредственно связанными с их трудовой деятельностью;  и регламентировались Постановлением Госкомстата РФ от 05.01.2004 № 1 “Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету труда и его оплаты”,  (данные унифицированные формы являются обязательными для федеральных бюджетных учреждений) в соответствии с которым приказы о поощрении подписываются руководителем организации или уполномоченным им на это лицом, объявляются работнику(ам) под расписку.

Из представленных для ознакомления документов отсутствует информация о том, что приказ  Минобрнауки РФ от  22 декабря 2010 г. № 1968 «О премировании руководителей бюджетных образовательных учреждений, находящихся введении Министерства образования и науки РФ, по итогам работы во II – IV  кварталах 2010 года и по итогам работы за 2010год» и  выписка  из приложения №1 к приказу Минобрнауки РФ от 22 декабря 2010г. №1968 был отправлен на юридический адрес ИрГТУ (нет ни почтовых документов, включая и телеграфную корреспонденцию, доказательств отправки факсом), отсутствует на документах информация о регистрации вышеперечисленных документов во входящей корреспонденции, а также об ознакомлении с приказом Головных И.М. О размерах своих премий Головных И.М. узнавал лишь из проектов приказов, предоставляемых ему на подпись.

Выплата премии Минобразования РФ  Головных И.М. произведена на основании принятого 15 декабря 2010 года  решения  Комиссии по оценке выполнения целевых показателей деятельности федеральных бюджетных, автономных, казенных учреждений и стимулирования руководителей подведомственных учреждений, на заседании которой Головных И.М.  имел  право присутствовать и давать необходимые пояснения (однако из представленных материалов отсутствует информацию о том, что его приглашали на заседание Комиссии).

Кроме того, содержание самого приказа от 22. 12.2010 г. №1968 подтверждает тот факт, что приложения к нему, в котором и указываются конкретные размеры премий руководителей, не подлежат рассылки в нарушении установленного законодательством порядка.

Практика Работодателя в лице Минобрнауки  РФ доведения информации, необходимой для осуществления руководителем бюджетного  образовательного учреждения, в том числе и Головных И.М., своих полномочий в ином порядке, в частности, по телефону, противоречит законодательству. Следовательно, не может быть поставлено в вину  Головных И.М. как работнику.

Из вышеприведенных положений можно сделать следующие важные выводы:

  1. Поскольку премия ректору Головных И.М., устанавливаемая Минобразования России, является составной частью его заработной платы, правила их начисления и выплаты идентичны и регулируются общими нормами трудового законодательства.
  2. Обязанность Головных И.М. по исполнению приказа о его премировании возникает у последнего с момента, когда данный приказ был доведен до сведения работника в установленном Законом порядке, под расписку.
  3. Право руководителя учреждения присутствовать на заседании Комиссии по премированию и давать необходимые пояснения предполагает обязанность Минобрнауки РФ известить работника о дне и месте заседания комиссии. Неисполнение данной обязанности работодателем свидетельствует о нарушении Головных И.М. как работника и отсутствии у него достоверных сведений о размере причитающейся ему премии.
  4. Издание Приказа по ИрГТУ о выплате премии всем сотрудникам ИрГТУ, включая ректора, прямо закреплено в вышеприведенном нормативном акте, поскольку распорядителем денежных средств с момента их поступления на счет федерального казначейства по Иркутской области являлся ИрГТУ, в лице его руководителя.

Проект приказа № 2396 с приложениями был подготовлен бухгалтером Позановой Н.И. и главным бухгалтером Король М.Ю., проверен и завизирован последней, согласован с проректором по экономике Казаковым В.Д., согласован с начальником управления персоналом Лебедевой и первым проректором Бугловым, о чем свидетельствую их подписи в приказе (т. 13, л. д. 168), о чем они заявили в судебном заседании. Все указанные лица были допрошены в суде и подтвердили факт согласования ими приказа. Приложение к приказу подписано лично Казаковым В.Д. При соблюдении процедуры согласования приказа, наличии необходимых виз, Головных И.М. подписал приказ и утвердил приложение к нему, будучи уверенным в достоверности содержащихся в нем данных. При предоставлении приказа ему на подпись расчеты премий, приказы Минобрнауки России не прилагаются, и ректором, соответственно, не изучаются. В противном случае установленный порядок документооборота терял бы свой смысл и юридическую значимость. Всем лицам, разрабатывавшим и согласовавшим проект приказа, было достоверно известно, что размер премии ректору устанавливается не им самим, а Министерством образования и науки России. Указанная в приказе сумма премии могла быть получена только из Минобранауки, а не рассчитана бухгалтерией ИрГТУ, и «взята из головы».

Следствием не принято во внимание еще одно важное обстоятельство. 14 декабря 2010 г., как обычно, Минобрнауки своим распоряжением, определил премиальный фонд сотрудникам ИрГТУ (т. 10, л. д 154-155 уголовного дела в отношении Король М.Ю.). После того, как из министерства была получена информация о размере премии, она была вычтена из общей суммы премиального фонда, и остаток средств по решению Ученого совета ВУЗа был распределен среди научно-преподавательского состава. Все расчеты по премиям и решение Ученого совета были приняты до 20.12.2010 г. Таким образом, сумма премии ректору уже была известна и учитывалась бухгалтерией в расчетах премий до подписания Головных И.М. приказа № 2396.

Об отсутствии общественно опасных последствий в результате подписания Головных И.М. ошибочно изданного приказа о премировании сотрудников ИрГТУ свидетельствует тот факт, что он сразу как узнал о допущенной ошибке, возместил в бюджет сумму излишне выплаченной ему премии. По независящим от него обстоятельствам это произошло только в январе 2013 г., а не в феврале 2011 г. по причине сокрытия допущенного и выявленного нарушения главным бухгалтером Король М.Ю.

В ходе судебного разбирательства установлено, что в январе 2013 г. во время проведения проверки ИрГТУ сотрудниками ГУВД Иркутской области, в служебный кабинет к Головных пришли проректор по экономики Казаков и главный бухгалтер Король, которая с присутствии находившихся там проректора Буглова и советника по безопасности Рогалева, сообщила Головных о допущенной ею ошибке при выплате премии ректору в 2010 году. О допущенном нарушении Король вынуждена была сообщить ректору по причине того, что правоохранительным органом на тот момент уже стало известно об этом.

В ходе проведения служебной проверки, инициированной Головных И.М. в 2013 г., была установлена, вина главного бухгалтера Король М.Ю. при издании приказа по ИрГТУ о премировании от 20.12.2010 г. № 2396 и сокрытии допущенной ошибки и проректора по экономики Казакова В.Д., не проконтролировавшего исполнение своих обязанностей главным бухгалтером.

25 и 26 января 2013 г. Головных И.М., действуя добросовестно, незамедлительно возвратил излишне выплаченную часть премии за счет собственных и заемных денежных средств, что позволило выплатить сотрудникам ИрГТУ дополнительные премии в 2013 г. (т. 10, л. д. 136-143 уголовного дела в отношении Король М.Ю.). В общей сложности 13.03.2013 г. дополнительно были премированы более 200 сотрудников ИрГТУ.

Стоит заметить, что Головных И.М. принял решение о добровольном возврате излишне полученной премии, несмотря на то, что действовавшим законодательством такая обязанность на него не возлагалась, о чем подробно изложено в заключении специалиста в области трудового права Загвозкиной М.Я.

Доводы обвинения о наличии у Головных И.М. прямого умысла на совершение преступления – превышения своих должностных полномочий, явно противоречат установленным в судебном процессе обстоятельствам дела. Как уже было сказано, подписание приказа № 2396 от 20.12.2010 г. входило в должностные полномочия ректора, как распорядителя денежных средств. Неподписание данного приказа, напротив, могло бы повлечь привлечение ректора к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение своих должностных полномочий. Головных И.М., действуя добросовестно, не знал и не мог знать о том, что приказ о его премировании Минобрнаукой не принят.

Не выдерживает критики изложенный в постановлении мотив совершения умышленного преступления – корыстная заинтересованность, выраженная в желании скорейшего получения премии по итогам 2010 г. Во-первых, желание быть премированным, особенно учитывая глобальные результаты, достигнутые ИрГТУ в 2010 г., никогда не являлось преступным проявлением корысти, а, напротив, отражает следствие достигнутых успехов, повышает уровень мотивированности для достижения новых результатов в работе. Во-вторых, желание получить премию раньше (речь может идти не более чем о двух днях), также криминалом не является, тем более премия была получена Головных И.М. в предпоследний рабочий день в 2010 году – 24.12.2010 г. Намерение получить заслуженную и положенную по Закону премию, в установленные законодательством сроки, не может расцениваться как противоправное и аморальное. Если обвинение обнаружило в действиях Головных И.М. состав преступления, то мотив его совершения в любом случае должен быть асоциальным, противоречить нормам нравственности и морали. Это обязательное требование Уголовного Закона, принципов уголовного права. Лишний раз хотелось бы подчеркнуть, что Головных И.М. не преследовал цели незаконного материального обогащения, наживы, причинения ущерба государственному учреждению. Он не желал получить премию в завышенном размере, не вводил никого в заблуждение и не обманывал. Сомнений в размере премии, обоснованности ее начисления у него не возникало, в том числе и по причине того, что, как он указывал в своих показаниях, 2010 год, был, пожалуй, самым успешным и плодотворным за всю историю ВУЗа.

Оглядываясь назад, давая оценку проведенному расследованию, нельзя не сказать о следующем.  В ходе предварительного следствия следователем была предпринята попытка заключить Головных под домашний арест, по надуманным основаниям, но суд отказал в удовлетворении этого ходатайства. В отношении него была назначена судебная психолого-психиатрическая экспертиза, что следствие активно анонсировало среди научно-преподавательского состава ВУЗа. Были проведены обыски по месту жительства и месту регистрации Головных, масштабный обыск в самом ВУЗе и у некоторых неугодных следствию сотрудников. Не поскупились следователи даже изъять и приобщить к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств все копии документов, черновики показаний Головных, жалобы и ходатайства защиты, хранившиеся в доме последнего в объеме почти два тома (т. 37, 38). О вопиющей незаконности таких действий даже и говорить не приходится. В материалах дела бросается в глаза незаконное поручение следователя оперативным сотрудникам ГУВД о необходимости дактилоскопирования Головных (т. 50, л. д. 38).

Сразу после возбуждения уголовного дела был организован выезд следственной группы в Министерство образования России, в ходе которого следователем была предоставлена информация из уголовного дела, о совершении Головных тяжкого преступления, причинении значительного материального ущерба государству. На основании порочащих ректора сведений, министром образования РФ был издан приказ  о расторжении с Головных трудового договора в одностороннем порядке. На следующий день – 19 июля 2013 г. делегация Минобрнауки в составе 3-х человек, сопровождаемая  4 вооруженными лицами, в здании ИрГТУ произвела отстранение Головных от занимаемой должности. На должность и.о. ректора приказом министра назначен советник губернатора Иркутской области, заведующий кафедрой квантовой физики и нанотехнологий Афанасьев А. Д., который до настоящего времени не прошел процедуру избрания на должность ректора и уже четвертый год исполняет обязанности ректора.

По инициативе следствия и нового руководства ИрГТУ было инициировано проведение комиссией в составе 11 сотрудников Росфиннадзора из Москвы ревизии финансово-хозяйственной деятельности ИрГТУ за 2007-2012 гг., несмотря на то, что таких проверок и ревизий за эти годы было не менее 10. Более того, с подачи следственных органов, объявлен личный прием лиц, желающих донести руководителю рабочей группы, любую компрометирующую информацию, касающуюся деятельности Головных в период его руководства ВУЗом. Несмотря на оказываемое давление следственных органов, комиссия  не выявила  ни фактов хищения, ни каких-либо серьезных нарушений  с его стороны, отметив при этом ряд положительных сторон в развитии ВУЗа.

С момента возбуждения уголовного дела в средствах массовой информации, с подачи следственных органов, распространялась информация о якобы совершенных Головных «преступлениях», возбуждении в отношении него уголовных дел, в том числе за дачу взяток сотрудникам Росфиннадзора в виде квартир  за покровительство и лояльность надзорного органа. Кировским районным судом г. Иркутска по иску Головных И.М. данная информация признана несоответствующей действительности, порочащей его честь и достоинство. Во исполнение решения суда в СМИ опубликованы опровержения данной информации.

Учитывая широкий общественный резонанс происходящих событий, активную пропаганду уголовного преследования в СМИ, связанную с клеветой был открыт сайт в его защиту от необоснованных обвинений и нападок, где изложены комментарии, отзывы, статьи. Посещаемость сайта на сегодняшний момент составляет 333 330 человек. (http://34.194.73.223).

Выступая в прениях, полагаю, нет необходимости давать оценку показаниям всех допрошенных по делу лиц, включая свидетелей, специалистов, общее количество которых приближается  к 300 человек. Очевидно, что все свидетели положительно оценили строительство жилья, дали высокую оценку личностным и деловым качествам Головных И.И.

Позицию представителя ИрГТУ Пенезевой в прениях расцениваю как не соответствующей Закону и мнению коллектива ВУЗа, в том числе решению Ученого Совета от 26.06.3013 г., которая просто исполняет установку отдельных личностей, заинтересованных в осуждении неугодного им ректора. Нет необходимости давать анализ сказанному представителем ИрГТУ в прениях, хотелось лишь обратиться к отдельному документу, содержащемся в материалах дела – постановлению УНП ГУВД Иркутской области об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Головных И.М. от 12.02.2009 г. В ходе проведения данной проверки в 2008-2009 годах проректор Афанасьев, давая объяснения, положительно оценивал строительство жилого комплекса, убеждая правоохранительные органы в законности действий своего руководителя Головных при заключении договора застройки и в распределении жилья. А как иначе, ведь и он, среди прочих, получил льготную квартиру. Почему его позиция кардинально изменилось в настоящее время? Ответ на это вопрос лежит вне рамок этого уголовного дела.

Не может оставлять равнодушным позиция ИрГТУ и Росимущества по оспариванию решений арбитражных судов о признании за ИрГТУ права оперативного управления нежилыми помещениями в объеме более тысячи кв. м. По существу речь идет о намерениях отказаться в угоду дела от государственной собственностью на десятки миллионов рублей, что само по себе является преступным! Только благодаря стараниям Головных и его защитника Умань, участвовавшей в судебных процессах, удалось отстоять и защитить интересы государства и ИрГТУ и не допустить отчуждения федеральной собственности.

Не буду комментировать позицию прокурора относительно квалификации действий Головных И.М. и назначенного ему наказания, самопроизвольного отказа в применении акта амнистии по ч. 1 ст. 286 УК РФ и срока давности по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, обвинения Головных в совершении длящегося в течение 8 лет (с 2005 по 2013 г.) преступления. Доводы обвинения в этой части наивны и, скорее, вызывают улыбку. С учетом позиции защиты о полной невиновности Головных останавливаться на этих вопросах не буду.

В ходе предварительного следствия защита семь раз обращалась с мотивированными ходатайствами о прекращении уголовного дела, каждый раз получая невнятные ответы. Доказательствам защиты следователем не была дана надлежащая оценка, что повлекло затягивание расследования уголовного дела и принятие незаконных решений на стадии расследования. Остается единственная надежда на суд поставить точку в этом долгом и неблаговидном уголовном деле!

 

Учитывая вышеизложенное, прихожу к выводу об отсутствии в действиях Головных И.М. как объективной, так и субъективной стороны составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286, п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Прошу суд оправдать Головных И.М. по всем статьям предъявленного ему обвинения.

М.И. Орешкин

 

Моё последнее слово на судебном процессе     

1. Позади три года незаконного уголовного преследования. Испытание, которое досталось мне после сорока с лишним лет честной и успешной работы. Я прошел это испытание в открытой, с моей стороны, хотя и в неравной борьбе. Я не предал ни себя, ни своих  близких, ни свой университет, ни всех тех, кто знает меня. Я не признал себя виновным в сфабрикованном обвинении.  Поэтому я чувствую себя Человеком, чувствую себя внутренне комфортно и, полагаю, гораздо более комфортно, чем те люди, которые осознанно, скрываясь за лживыми рассуждениями о Законе, осуществляют несправедливость в отношении меня.

2. Несправедливость и незаконность выдвинутых против меня обвинений сегодня понимают подавляющее большинство  из тех людей, кто знает меня. Люди солидарны со мной, а, отнюдь, не со следствием и прокуратурой. Тем более, люди получали информацию о ходе моего уголовного преследования, которую я размещал на своем сайте. Информация о моем деле неоднократно звучала в СМИ. После публикации последних двух статей в газетах «Аргументы недели» и «Пятница», вновь многие иркутяне передавали мне слова поддержки.

3. Как человек, всю жизнь занимавшийся образованием и наукой, я всегда придерживался тезиса «Знание- сила». И именно поэтому мы  с защитой привлекли к процессу высококвалифицированных специалистов, которые аргументировано, на основе глубокого знания законов полностью опровергли все пункты обвинения. Их доводы никак не оспорены стороной обвинения.

4. Я благодарю моих адвокатов Орешкина Максима Ивановича и Умань Татьяну Игоревну за то, что искренне и на высоком уровне выполнили свою работу, безусловно доказали мою невиновность.

Я благодарен многим известным людям и общественным организациям, поддержавшим меня: почетному гражданину г. Иркутска, академику Кузьмину М.И.,  секретарю Общественной палаты РФ 2005-2014 гг., почетному секретарю палаты с 2014 г., академику Велихову Е.П., президенту Ассоциации инженерного образования России Похолкову Ю.П., , президенту и председателю правления Ассоциации выпускников ИрГТУ 2010-2016 гг. Круглову В.К. и Геевскому О.А.,  президиуму ИНЦ СО РАН, правлению Ассоциации выпускников ИрГТУ, Некоммерческому партнерству товаропроизводителей и предпринимателей Иркутской области, Торгово-промышленной палате Восточной Сибири, Союзу дорожников и Союзу строителей Иркутской области.  Я благодарен Ученому совету ИрГТУ, который на специально созванном заседании 26.06.2013 г. не признал в моих действиях нарушения закона. Моя особая благодарность – бывшим проректору по международной деятельности  Танаеву А.Б. и руководителю отдела имущественного комплекса Яловой М.Н., открыто выступившим в мою поддержку с момента возбуждения против меня уголовного дела и потерявшим в связи с этим свою работу в ИрГТУ.

Я вижу и знаю, что на моей стороне симпатии многих тысяч иркутян, многих моих коллег в системе высшего образования России. И это очень приятно осознавать. Люди чувствуют и понимают, кто действительно прав и кто виноват и их не обманешь!

Иван Головных